ЦС КМНС / РИТЦ English version    На главную страницу Поиск по сайту (пока не работает)
 
ЦС КМНС / РИТЦ
<< < Август 2022 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

ЦС КМНС член Арктического Университета

    
Арктический Совет
arctic-council logo
Секретариат КН в АС
IPS logo

IWGIA
iwgia














 

 

Общий итоговый отчет


 «Климатическая» страница нашего сайта создана при поддержке программы Development Marketplace Всемирного Банка, проект 1532: Indigenous Monitoring and Education on Climate Change: from Grassroots Measures (Коренные малочисленные народы Севера и изменение климата: от сбора данных к реальным планам адаптации) 
 
Многие ученые со скепсисом относятся к мнению экологов о грядущем глобальном потеплении и связанными с ним гидрометеорологическими катаклизмами.
 
В целом ряде академических научно-исследовательских учреждений Якутии и Камчатки исследователи не фиксируют никаких существенных изменений климата или опасных тенденций. Глобальные климатические тренды не связываются ими и с деятельностью человека. В то же время, как считает, например, профессор Шепелёв (заместитель директора Института мерзлотоведения Сибирского Отделения РАН), влияние человека на климат всё же есть, но пока это влияние никем не учитывается. Он указывает на три важных антропогенных фактора, которые действуют последние 100-150 лет, но значение которых до сих пор мало учитывается:

  • За счёт большего, чем раньше, числа водохранилищ. Поскольку испарение с водной поверхности много интенсивнее, чем испарение с земли, количество осадков в последние 70-80 лет увеличилось.
  • За счёт колоссального уничтожения лесов. Леса интенсивно забирают влагу из воздуха; в результате вырубок повышается увлажнённость на значительных пространствах.
  • За счёт дымов и аэрозолей – влага висит в воздухе, конденсируясь на мелких частицах.
Все три указанных фактора взаимодействуют по принципу положительной обратной связи – они совместно усиливают действие друг друга. Эти факторы важны для снегового покрова. Увеличение поверхности водоёмов, сокращение площади лесов и задымлённость атмосферы способствуют увеличению снежного покрова и удлиняют срок его жизни. В результате отражательная способность поверхности земли возрастает, накопление тепла уменьшается.
 
В целом, приходится признать, что взаимодействие с региональными учёными в рамках тематики проекта не было эффективным: плоскости академического исследования имеют очень мало общего с мониторингом с целью адаптации жизнедеятельности населения к изменению климата.
Экологи, в отличие от академических учёных, подходят иначе к проблеме изменения климата и гораздо острее ставят вопросы. Поскольку в подавляющем большинстве они не являются учёными, их отношение к проблеме не столь осторожно и критично. С их точки зрения изменения, происходящие в данный момент с климатом нашей планеты, весьма существенны, могут вести к катастрофическим последствиям, и что важнее всего, основной причиной этих изменений является человеческая деятельность.
 
Необходимо отметить, что ряд исследователей разделяет точку зрения экологов на проблему изменения климата.

* * *
По оценке эксперта проекта профессора Юрия Плюснина, выбор проектных территорий и местных информаторов на Камчатке был сделан правильно и удачно. Оценка двух районов Якутии в качестве потенциальных точек для наблюдений подтвердила предположение о пригодности их к организации мониторинга. Однако Анабарский район (в тундровой зоне) труднодоступен для исследователей. Поэтому в случае необходимости отказа от какой-то точки мониторинга, следует предпочесть Алдан (таёжная зона). Если же важнее другие основания – прежде всего бóльшая лёгкость регистрации климатических изменений – то Анабар, особенно арктическое побережье, предпочтительнее. Жители этого района наблюдают значительные изменения в климате, а соответственно во местных флоре и фауне. Респонденты считают, что климатические изменения начинают влиять на повседневную жизнь жителей Арктики, отражаясь на здоровье людей и на традиционных видах хозяйствования.
 
Работа проекта показала, что подавляющее большинство опрошенных местных жителей знают о происходящих климатических изменениях. Причем жители Заполярья знают о глобальном потеплении лучше, чем жители тайги, что косвенно подтверждает предположения о том, что изменение климата на севере происходят более интенсивно, чем на юге. Мнения жителей тундры и тайги о возможных последствиях глобального потепления климата несколько различаются между собой. Например, число тех, кто считает что потепление климата окажет положительное влияние на качество жизни и на традиционные виды хозяйствования в тундровой зоне в несколько раз превышает аналогичный показатель в таёжной зоне. Причиной такого суждения жителей тундры вероятно является положительные стороны потепления климата – повышение урожаев ягод, теплое лето, ослабление чувства дискомфорта от сильных холодов в зимнее время и т.д. Тем не менее, большинство респондентов считает, что глобальное потепление приведет к нежелательным последствиям. В то же время, нужно учитывать явное «индуцированное представление» населения о современных климатических тенденциях: люди нередко говорят то, что им сообщают СМИ.

Что касается реального мониторинга, то подчеркивается крайне незначительное число людей среди КМНС, способных к этому занятию. Это почти всегда мужчины, занятые в реальном традиционном хозяйстве. Отсутствие женщин объясняется их большей погружённостью в социальные вопросы и отсутствие навыков аналитической деятельности.
 
Привлечение школьников к мониторингу может быть очень перспективно, особенно в кочевых школах.

Требования к местным информаторам, входящим в команду мониторинга:

Это должны быть люди, способные представить экспертный взгляд (т.е. не только своё собственное видение вопроса, но и проецировать видение других, адекватно представлять мнения других односельчан) на спектр конкретных местных проблем (конкретные – т.е. в области метеорологии или природопользования, местных промыслов или древних традиций; местные – т.е. относящиеся к местному сообществу, а не пересказы телевизионных «штучек»). Таким образом, это может быть даже малообразованный, но умный и трезвомыслящий человек, которому доверяют и к которому прислушиваются местные жители. Таких людей нельзя определять по уровню образования, должностям и регалиям.

* * *
В результате работы проекта было предложено заняться наблюдением и регистрацией таких погодных явлений и климатических изменений, которые не находятся в поле зрения специалистов, не измеряются ими да часто и не могут быть измерены. Такие наблюдения никем не устанавливаются и не контролируются. Это совершенно свободная – добровольная – деятельность самых разных людей. Единственно, что необходимо для таких наблюдений – это чтобы они были достоверны, проверяемы. Их может проверить и сопоставить со своими наблюдениями любой другой человек. Но для этого необходимо, чтобы такие наблюдения были проведены и зарегистрированы (записаны) разными людьми одинаково, единообразно. Подобное единообразие обеспечивают специальные руководства. В результате работы данного проекта такое руководство было издано на русском языке: Ю.М. Плюснин «Изменение климата и его влияние на жизнедеятельность человека. Методическое руководство по организации и осуществлению "народного мониторинга” климатических изменений и их влияния на природопользование и жизнедеятельность человека на Севере".

В результате работы проекта создана начальная сеть аборигенного мониторинга текущих климатических изменений. В эту сеть входят информаторы в Якутии (2 человека в арктическом районе и 2 – в таёжной зоне) и на Камчатке (2 человека в центральной части полуострова). К этой команде присоединились информаторы с Чукотки, работающие по проекту SIKU – Sea Ice Knowledge and Use in the Arctic. На официальном сайте Центра содействия (CSIPN) создана специальная «климатическая» страница, на которой размещена полная информация о данном проекте и где публикуются и будут публиковаться в будущем новые данные о работе аборигенной сети климатического мониторинга и другая информация, имеющая отношение к теме изменения климата в Арктике.

Интеллектуальной основой организации и развития сети мониторинга климатических изменений силами представителей КМНС является система традиционных знаний (traditional knowledge), в первую очередь – накопленная поколениями информация о взаимосвязи определенных изменений в окружающей среде.

В современной научной литературе широко представлены исследования глобальных климатических изменений в целом, в то время как региональным изменениям климата, влияющим на традиционную хозяйственную деятельность коренного населения, уделено мало внимания. Сравнение результатов традиционных и инструментальных наблюдений показывает значительно большую комплексность (многофакторность) и, соответственно, информативность традиционных характеристик, которые позволяют видеть конкретные последствия изменений климата на экосистемном уровне. При этом особое внимание коренные жители обращают на состояние биологического разнообразия и продуктивности «своих» экосистем и именно в этом плане рассматривают различные изменения неживой природы.

Материалы по традиционным знаниям коренных народов позволяют оценить восприятие современной экологической ситуации носителям этих знаний. В связи с тем, что любые климатические изменения влияют на системы жизнеобеспечения (традиционное природопользование, традиционную хозяйственную деятельность и бытовые условия жизни), очевидно, что мониторинг изменений климата является необходимой частью жизни местных сообществ.

Изменение климата влечет за собой и социальные последствия для местных сообществ.

Последствия для местного общества, для жителей небольших деревень, посёлков, городов – это удар по сложившейся структуре общества, по единству его членов, по общественной солидарности. Можно выделить четыре основных вида таких последствий. Это «разбухание» местного общества за счёт пришлых, это упрощение общественной структуры, это также ослабление общества из-за отъезда людей, это, наконец, исчезновение поселения на ставшей непроходной территории. Более подробно об этом говорится в опубликованном Методическом пособии профессора Плюснина.

Традиционный образ жизни коренные народы могут вести только в ненарушенных или слабо нарушенных экосистемах, поэтому одно из главных условий их существования – поддержание уровня биологического разнообразия и продуктивности «своих» биоценозов. Со столь сложной проблемой они справлялись в течение многих столетий, а в ряде случаев и тысячелетий. В связи с этим общепризнанна необходимость пространственного разделения территорий с интенсивным промышленным и сельскохозяйственным производством, с одной стороны, и обширных нетронутых или слабо трансформированных экосистем, с другой.

В настоящее время аборигены Севера находятся под двойной угрозой: потепление климата и нарастающее негативное воздействие технократической цивилизации, которое вольно или невольно приносит с собой приезжее население.

О современном потепление климата

Причины и механизмы современного глобального потепления климата изучены недостаточно. Наибольшей популярностью пользуются две гипотезы, объясняющие это явление. Антропогенная гипотеза связывает рост температуры с быстрым повышением концентрации в атмосфере Земли ряда газов в ходе индустриального развития, что препятствует обратному излучению Земли в космос (так называемый «парниковый эффект»). Авторы второй, Естественной гипотезы, полагают, что потепление климата вызвано циклическими процессами, главным образом изменениями приходящей солнечной радиации, а также рядом других причин естественного происхождения.

В исторический период значительные колебания климата четко прослеживаются на основе материалов археологических исследований и благодаря письменным источникам. Особенно сильно климатические флуктуации проявлялись в арктической зоне, где еще недавно существование людей полностью зависело от состояния потребляемых биологических ресурсов. Современные исследователи климата считают, что и в наши дни, в последние десятилетия, Арктика теплеет вдвое быстрее большинства других регионов Земли.

На территории Арктики проходят северные границы ареалов многих видов животных и растений, которые являются основой жизнеобеспечения северных народов. Состав и обилие промысловых ресурсов, а также условия доступа к ним очень чувствительны к изменениям климата, что заставляло и заставляет жителей Арктики постоянно приспосабливаться к меняющимся условиям окружающей среды. За длительный период своего существования коренные народы и совокупность видов растений и животных Севера (биота) не раз переживали периоды потепления и похолодания и смогли адаптироваться к ним. Коренные народы смогли выработать особые стратегии природопользования, которые адаптированы к низкому уровню биологического разнообразия и продуктивности северных экосистем, а также обладают повышенной устойчивостью к резким негативным изменениям природных условий. Все изменения, вносимые традиционными обществами в свою собственную социальную структуру и биоценозы Севера, происходят со скоростью основных биологических процессов и потому «спокойно воспринимаются» биоценозами и человеческими коллективами, организованными в общины.

Негативное воздействие технократической цивилизации

В настоящее время коренное население Севера испытывает сильное негативное воздействие со стороны современного постиндустриального общества. В современной «западной» цивилизации все более и более доминирует потребительское (ресурсное и рекреационное) отношение к природе, определяемое в данный конкретный момент интересами группы лиц или отдельной личности. Под влиянием этого принципы взаимодействия народов Севера с природой подверглись и продолжают подвергаться деградации и значительным искажениям.

Современные методы индустриального освоения Севера происходят в «ненормально короткие» сроки, не совместимые с адаптивными возможностями биоты и сообществ коренных северян, и потому оказывают поистине разрушительное действие не только на природную среду, но и на менталитет, культуру и традиции социальной организации этих групп населения.

При анализе последствий потепления судьба различных групп населения Севера (Арктики и Субарктики) в самой минимальной степени привлекает внимание тех российских экспертов, которые представляют точку зрения современного «техногенного» подхода к проблемам изменения климата. Можно предположить, что эти эксперты даже не знакомы с традиционным образом жизни коренных северян и спектром используемых ими биоресурсов.

Традиционные знания и локальные традиционные культуры представляют собой культурные механизмы адаптации народов Севера к экстремальным природным условиям вообще и к колебаниям климата в частности. Но областью, где наиболее тесно и зримо соприкасаются все виды адаптивных механизмов, безусловно, является традиционное питание.

Прямые связи между биологическими и культурными механизмами адаптаций этносов к природным условиям Севера наиболее четко прослеживаются при изучении традиционного питания и обеспечивающих его технологий добычи (сбора), переработки, приготовления и хранения различных видов пищевой продукции. Все это вместе с обычаями и ритуалами, связанными с традиционной диетой, составляет особый блок в национальных культурах народов Севера. За последние 50–60 лет традиции питания подверглись существенной трансформации. Причинами этого являются как природные факторы, так и «модернизация» образа жизни коренных северян – все вместе они ведут к ослаблению и деградации складывавшихся веками механизмов культурных и биологических адаптаций арктических народов к экстремальным природным условиям. Так, в наше время место проживания человека в значительной мере определяет тип его питания.

Традиционная пища все больше становится для представителей коренных народов символом этнической принадлежности, элементом, позволяющим подчеркнуть связь с культурными традициями своего народа. Это чрезвычайно важная роль традиционного питания, позволяющего сохранять многие его черты на протяжении десятков и сотен лет даже после изменения условий существования этнической группы. Но в повседневном питании доля блюд традиционной кухни заметно сокращается, и набор потребляемых питательных веществ превращается в несбалансированную смесь элементов, характерных и для «традиционной», и для «магазинной» пищи, со все большим смещением в сторону «европейского» типа питания. Важно отметить, что коренные северяне, имеющие неограниченный доступ к «магазинной» пище, тем не менее, постоянно ощущают белковый голод, культурную неудовлетворенность и психологический дискомфорт.

Проблемы, связанные с питанием коренного населения Севера, затрагивают различные аспекты культуры, медицины и биологии и являются важнейшим компонентом адаптивных возможностей северян в отношении климатических изменений и негативных антропогенных воздействий.

Меры адаптации

Местная власть и представители науки (как и часть научных кругов в РФ в целом) считают, что изменение климата если и происходит, то без антропогенного влияния и что в скором времени ожидается не потепление, а похолодание. Поэтому в этом направлении пока не видится четкой перспективы и нет оснований считать, что на уровне региона будут приниматься какие-либо реальные меры адаптации населения (КМНС в частности) к климатическим изменениям.

Исследования, проведённые в ходе реализации данного проекта, показали следующее. С одной стороны, народы Севера не могут сохраниться как самостоятельные этносы вне своих традиционных культур, в основе которых лежит уникальный опыт взаимодействия людей с природой и между собой. С другой стороны, в северных регионах до сих пор нет альтернативы экологически сбалансированным традиционным методам использования возобновляемых ресурсов, которые соответствуют уровню биологического разнообразия и продуктивности конкретных биоценозов и потому не разрушают природные системы.

Современное состояние традиционных сообществ Севера свидетельствует, что для этих людей наиболее угрожающим фактором воздействия являются отнюдь не изменения климата, а неумолимо нарастающее влияние западной цивилизации, с ее техногенным обликом и исключительно рыночными отношениями. В условиях полного бесправия, когда отсутствует правоприменительная практика даже положений Конституции РФ, коренное население просто не может использовать свои, веками наработанные способы адаптации к меняющимся условиям окружающей среды. Главный из этих способов — высокая подвижность человеческих коллективов, способность при неблагоприятных условиях быстро менять место жительства. Но в настоящее время его невозможно применить, поскольку земли народов Севера в основном уже отняты у них или сделаны непригодными для проживания из-за промышленного загрязнения. Сейчас коренные жители стремятся только к одному – не дать поглотить себя полностью, сохранить хотя бы основы своей этнической самобытности, языка и культурных традиций.

Приоритетное развитие традиционных способов природопользования есть непременное условие экологически безопасного устойчивого развития регионов Севера, поскольку лишь в этом случае можно обеспечить рациональное распределение нагрузки на возобновляемые природные ресурсы и оптимизировать этно-социальные и демографические процессы, ставя местное население в наиболее выгодное положение. Тем самым можно снизить влияние переселенцев, связанных с промышленным освоением Севера; именно они, как правило, являются носителями опасных для северных регионов экологических, социально-экономических и культурных стереотипов.

Традиционные способы адаптации коренного населения Севера к изменениям окружающей среды и возможность их использования в современных условиях

1. Высокая подвижность человеческих коллективов, способность при неблагоприятных условиях быстро менять место жительства.

Это, по-видимому, главный из способов адаптации к меняющимся условиям окружающей среды. Коренные народы Севера России никогда не вступали в какие-либо правовые отношения с государством по поводу исторически принадлежащих им земель: они не продавали свои земли, как коренные жители Аляски, не получали за них денежных компенсаций и не поручали государству или его органам власти управлять своими территориями. Советское государство просто объявило эти земли «государственной собственностью», что дало право современной власти распоряжаться ими по своему усмотрению.

В настоящее время принцип смены места жительства (кочевания) практически невозможно применить, поскольку территории народов Севера в основном уже отняты у них под промышленное строительство, добычу полезных ископаемых, частные охотхозяйства или рыбопромысловые участки. Многие земли и воды сделаны непригодными для проживания из-за промышленного загрязнения. Кроме того, суверенитет ряда субъектов Федерации позволяет их властям на законных основаниях запрещать на своей территории кочевание, рыболовство и охоту представителям коренных народов из других регионов.

2. Взаимодополняющие стратегии природопользования народов-соседей.

3. Бескорыстная помощь нуждающимся.

4. Восприятие новых форм природопользования.

* * *

Анализ материалов настоящего проекта, собственных и литературных данных позволяет сделать следующее заключение:

1) Промышленное освоение, особенно в условиях неконтролируемых рыночных отношений и правовой вседозволенности добывающих компаний намного страшнее потепления климата, тем более, что эксперты все больше склоняются к мнению о его временном характере.

2) В условиях лавинообразно нарастающего индустриального потенциала северных территорий духовная деформация коренных северян делает их незащищенными перед приезжим населением, имеющим совсем иные жизненные ценности и считающим свое пребывание на Севере временным, до зарабатывания нужной суммы денег.

3) Рекомендации по разработке стратегий адаптации народов Севера к потеплению климата являются не просто ложным, но крайне опасным шагом, уводящим северян в сторону от действительных проблем. Это, прежде всего, разрушительное действие промышленного освоения и потеря или ослабление собственных культурных и духовных ценностей, обладание которыми только и может  дать силы для борьбы за свою «исконную среду обитания и традиционный образ жизни».

 


 
 
Яндекс.Метрика