ЦС КМНС / РИТЦ English version    На главную страницу Поиск по сайту (пока не работает)
 
ЦС КМНС / РИТЦ
<< < Февраль 2023 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28          

ЦС КМНС член Арктического Университета

    
Арктический Совет
arctic-council logo
Секретариат КН в АС
IPS logo

IWGIA
iwgia














 

 

Дмитрий Функ: У современных оленеводов на севере Сахалина есть GPS, зато нет паспортов

funkЖизнь коренных малочисленных народов севера Сахалина полна парадоксов. У современных оленеводов на севере Сахалина есть сотовые телефоны, у многих семей - даже GPS, зато у значительной части оленеводов, представителей народа уйльта, нет паспортов.






Об этом корр. ИА SakhalinMedia сообщил профессор, доктор исторических наук, заведующий отделом Севера и Сибири Института этнологии и антропологии РАН Дмитрий Функ в ходе пресс-конференции, посвященной итогам полевого этапа этнографической экспедиции "Сахалин-2013".

Как рассказал Дмитрий Функ, у современных нивхов нет ездового собаководства, в незначительной степени сохранилось оленеводство – у северной группы уйльта в поселке Вал. Зато у всех есть сотовые телефоны, у многих семей – GPS. Коренные народы живут не в чумах – своих традиционных жилищах, а в палатках. Хотя сейчас туристические фирмы начинают изготавливать чумы. Один такой фабричного производства уже есть у уйльта.

Многие традиционные блюда и национальная одежда перешли в разряд праздничных, тем не менее, рыба по-прежнему составляет основу питания для коренных народов.

- Что касается возрождающихся обрядов и традиций, нередко возникает вопрос: откуда взялся тот или иной обряд, есть ли у него корни. Я считаю так: если действо нравится самому народу, то он имеет право на существование в не зависимости от того, проводился ли он раньше, - говорит ученый.

- Кстати, нивхская кухня безумная вкусная, - добавил этнограф. - Почему бы не сделать из этого бизнес, ведь ни в одном островном кафе или ресторане нет блюд национальной кухни народов Сахалина.

С социальной стороной жизни коренных народов все обстоит отнюдь не радужно. По словам ученого, среди КМНС очень резко выражена социальная дифференциация. Она зависит от региона проживания и хозяйственной деятельности семей. Практически повсеместно среди КМНС наблюдается скрытая безработица, а если удается устроиться на работу, то только на несколько сезонов – во время путины. Отсутствие специального образования не дает возможности трудоустроиться в качестве специалистов даже в родовых хозяйствах. Социальные проблемы отражаются на средней продолжительности жизни. В Ногликском округе она самая низкая по Сахалину - всего 47 лет.

- У значительной части оленеводов, представителей народа уйльта, нет даже паспортов. Получается, они как-бы не существуют. Очень тяжелая жизнь у ряда носителей исчезающих языков. Например, одна из немногих, кто знает нивхский, - Надежда Танзина – кое-как сводит концы с концами и вынуждена на свою небольшую пенсию содержать внуков, - подчеркнул Функ.

Этнографические исследования проводились с 9 по 30 июня в Охе, Некрасовке, Ногликах, Поронайске, поселке Вал, а также в Южно-Сахалинске. В ходе экспедиции были собраны архивные и статистические материалы, записано интервью с 170 представителями КМНС, снято более 3 тысяч фотографий и около 100 видеороликов.


 
 
Яндекс.Метрика