// ЦС КМНС - Коренные народы: от рыбы до прав человека
ЦС КМНС / РИТЦ English version    На главную страницу Поиск по сайту (пока не работает)
 
ЦС КМНС / РИТЦ
<< < Январь 2020 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

ЦС КМНС член Арктического Университета

    
Арктический Совет
arctic-council logo
Секретариат КН в АС
IPS logo

IWGIA
iwgia














 

 

Коренные народы: от рыбы до прав человека

Об оптимизации рыболовной деятельности представителей коренных малочисленных народов

Для коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, а также ряда иных коренных малочисленных народов РФ, проживающих вне этих регионов, рыболовство является основным видом традиционной хозяйственной деятельности, выступая в качестве основы их жизнеобеспечения. Для оленеводов, рыболовство также является важным источником питания с периода отела оленей (апрель-май) до забоя оленей (ноябрь-декабрь).

Во многих местах компактного проживания коренных малочисленных народов рыболовецкие общины или артели, созданные представителями коренных малочисленных народов стали основными или значимыми формами осуществления традиционной хозяйственной деятельности. Развитие традиционного рыболовства как вида экономической деятельности общин и иных объединений коренных малочисленных народов, в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности, а также в местах компактного проживания является сегодня гарантией стабильности и эффективности развития отдаленных сельских территорий, поддержания в них приемлемого уровня жизни.

В условиях более пригодных для проживания, где само рыболовство не является основой выживания, ведение традиционного образа жизни защищает коренные малочисленные народы от таких негативных последствий всеобщей глобализации, как стирание индивидуальности, потеря национальной идентичности, утрата, этнических национальных традиций, превращение людей в серую безликую массу.

При осуществлении рыболовства в целях обеспечения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности коренные малочисленные народы, их общины и иные объединения использовали и используют различные традиционные методы и способы добычи (вылова) водных биоресурсов в зависимости от их вида, времени года, необходимого количества, а также от особенностей рыбохозяйственного бассейна.

Так, в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне используются следующие традиционные орудия добычи (вылова):
2}Закидной, ставной, кошельковый неводы, тралы и снюрреводы (орудие лова для добычи донных пород рыбы на глубине 30 и более метров), близнецовые (тралы) невода, донный невод (мутник), таван (орудие лова глубоководных рыб);

• Бредень;
• Сети плавные, донные плавные и ставные, ван, сяван;
• Вентеря, верши, морды, мережи (рюжи), ловушки (закол, запор, заедка, каравка), конусообразные и прямоугольные ловушки, наважьи ловушки, миножьи ловушки, крабовые ловушки.
• Драга;
• Подольники (переметы);
• Крючковые орудия добычи (вылова);
• Троллинг;
• Щипцы, сачок, петли, захваты, фитили;
• Кальмароловная снасть;
• Черпушка;
• Марик или мерик;
• Гарпуны;
• Острога;
• Для добычи морских млекопитающих: это огнестрельное оружие, сети, ловушки, обкидные и ставные невода;
• Для добычи морской капусты - канза (шест), кошение, орудия с режущим принципом действия.

Данные орудия добычи сложились не позднее конца 19 века. Однако большая часть из них существовала уже в 17 веке, что видно из многочисленных исторических источников (справка прилагается).

Однако с середины 1990-х года, когда началось возрождение КМН, со стороны органов, регулирующих добычу и вылов ВБР, в частности, в вопросе применения коренными народами Камчатки и других регионов современных прогрессивных орудий лова стали применяться неоправданные ограничения, которые достигают характера произвола.

Рыбакам из числа коренных малочисленных народов Ленинградской области ижоры и водь при осуществлении добычи ВБР запрещается даже применение сетей.

При этом незначительная часть ограничений способов добычи ВБР, такие например, как оглушение и с применением ядов растительного происхождения нами не упоминаются, так как носят обоснованный характер.

Большая часть способов и орудий добычи, запрещенных для представителей КМН Правилами рыболовства, прошли адаптацию, развитие и были приспособлена к нынешним условиям жизнедеятельности коренных малочисленных народов, например, такие как: крабовые ловушки, ставные морские сети, донные закидные невода (мутники), ставные лососевые ловушки (каравки) как морского, так и речного использования, и назначения, и некоторые другие.

Ажиотаж вокруг традиционных орудий лова коренных малочисленных народов носит не здоровый характер и не имеет каких научных обоснований.

В настоящее время представителям КМНС для добычи ВБР, как правило, разрешено применение:

- закидной и неводной сетей глубиной 3 и длиной 30 метров;
- удочки (по лицензии);
- наважьих ловушек;
- кальмароловных сетей.

Указанные ограничения не учитывают рельефа дна, наличия донных пород рыб и прочих существенных обстоятельств.
Такой подход связан с ошибочным пониманием со стороны некоторых руководителей организаций и ведомств традиций, традиционной культуры, традиционного образа жизни коренных народов, как понятий не зыблемых, не подвергающихся ни каким прогрессивным изменениям или развитию. Подобные должностные лица и ведомства путают общины коренных малочисленных народов с этнографическим музеем, посвященном быту людей каменного века. Эти общины не рассматриваются ими в качестве субъектов развития региона.

Между тем, традиция, традиционная культура, традиционный образ жизни, представляет из себя не только сохранение и использование накопленного предками жизненного опыта, но и его развитие.

Применение методов и орудий лова ВБР без учета потребностей их развития, не позволяет представителям коренных малочисленных народов вести добычу в тех же объемах, что они вели ранее, так как появление в тех же водах крупных промысловых компаний, ведущих добычу ВБР в промышленных масштабах, снижает возможности их доступа к добыче ВБР.

В современных условиях общины и представители коренных малочисленных народов должны иметь доступ к применению современных передовых технологий, как в процессе добычи, так и в процессе переработки и хранения произведенной ими продукции. Так, например, многие оленеводческие стойбища обеспечены доступом к IT-технологиям, которые не вытесняют, а дополняют традиционное хозяйство.

Особую тревогу вызывает то, что силы, за которыми, по нашему пониманию, стоят рыбопромышленники, занимающиеся выловом водных биоресурсов на коммерческих условиях, активно вносили поправки в Правила рыболовства в своих интересах.

Принятые Правила рыболовства не содержат понятий традиционной хозяйственной деятельности общин коренных малочисленных народов как предприятий, ведущих освоение водных биоресурсов на современном уровне. В данных Правилах рассматривается только вылов биоресурсов для личного потребления и только в реках. Морское рыболовство для ведения традиционного вида хозяйства по этим Правилам вести почти невозможно. Прописанные в Правилах орудия лова, как и в предыдущих не предусматривают добычу донно-пищевых пород рыб, высота сетного полотна имеет ограничения по высоте в 9 метров, длина сети обозначена для одного пользователя, то есть для физического лица.

Отсутствие изменений в новых Правилах рыболовства в сфере традиционного рыболовства направленных на применение активных орудий лова именно в морском и прибрежном рыболовстве вновь ставит под угрозу освоение коренными малочисленными народами квот на вылов морских водных биоресурсов.

Органы, регулирующие добычу ВБР, крайне неохотно идут на расширение перечня орудий лова. Так, когда в качестве традиционных орудий лова внесено такое орудие, как каравка, это произошло только в 2 регионах.

Хотя по информации начальника организации рыболовства Росрыболовством уменьшения квот для добычи ВБР для КМН не произошло, предоставляемые квоты не могут быть освоены при помощи тех орудий лова, право на использование которых имеют общины КМН. Так, в 2012 году общины Камчатского края получили квоты на вылов 24 тыс. тонн рыбы. В 2015 году общины получили квоту на вылов от 220 до 300 тонн рыбы, однако освоить эти квоты не смогли, в связи с чем попали в черный список.

По мнению Постоянной рабочей группы, как это происходит из года в год от путины к путине, квоты не будут освоены или будут освоены частично, и путина 2019 года в области освоения донно-пищевых пород рыб, как и в предыдущие годы, будет сорвана.

Такая ситуация заставляет представителей общин и физических лиц обращаться со своими квотами к промышленникам, предлагая им освоение этих квот по неоправданно низкой цене. Однако рыбопромышленники часто даже при таких условиях не берутся за их освоение, поскольку Правила рыболовства ограничивают и не предусматривают применение донных активных орудий лова для КМНС.

На Сахалине общины КМНС лишены возможности получить отдельные участки для ведения рыболовства в южной части острова.

На Камчатке общинам предоставлены участки в местах, где единственный способ рыбной ловли, разрешенный на Камчатке, использоваться не может из-за недостаточной глубины.

Существенный ущерб интересам рыболовства КМН наносит заявительный принцип выдачи квот, введенный в 2008 году. Так, в Алюторском районе Камчатского края из 740 поданных заявлений положительное решение было принят только по 49 заявкам.

Обсуждение, проведенное в Совете по правам человека, показало, что Министерству сельского хозяйства не хватает понимания специфики жизни, быта и культуры коренных малочисленных народов, той роли, которую играет в их жизни рыболовство.

Рабочая группа отмечает необходимость обеспечения свободного, предварительного и осознанного согласия коренных народов на решение вопросов распределения возобновляемых природных ресурсов и организации рыболовства в местах их проживания. Осознанное согласие может быть обеспечено при прозрачности и доступности для широкой общественности анализа принимаемых в течение последних лет ограничительных мер (проходные дни, размеры рыболовных сетей, ограничения мест вылова и т.п.).

С учетом изложенного рекомендуется учесть позицию Постоянной Рабочей группы СПЧ по правам коренных народов в части реализации прав коренных народов на доступ к ВБР.

1) Министерству сельского хозяйства РФ:

1.1. Обеспечить приоритетное право представителей коренных народов на добычу ВБР в соответствие с действующим законодательством.

1.2. Разъяснить, что в отношении традиционного рыболовства не действует требование об обязательном освоении выделенной квоты, которая действует в отношении промышленного и прибрежного коммерческого рыболовства.
1.3. Обеспечить представителям КМН возможность осуществления рыболовства в местах их фактического проживания либо в непосредственной близости от таких мест.

1.4. Провести в 2019 году встречу главы Росрыболовства Шестакова И.В. и ответственными сотрудниками Минсельхоза с членами Постоянной Рабочей группы, депутатом Госдумы Т.С. Гоголевой, экспертами, в том числе из числа представителей КМН, представителями общин.

1.5. Внести в Правила рыболовства для Дальневосточного рыбопромыслового бассейна изменения в части применения всех орудий добычи (вылова) ВБР общинами Коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ наравне с промышленным рыболовством, включить в перечень разрешенных орудий лова для осуществления традиционного рыболовства отдельную статью о добыче (вылове) водных биоресурсов общинами КМНС и их сообществами перечисленных в данном решении традиционных видов орудий добычи (вылова) водных биоресурсов.

1.6. Исключить из Правил рыболовства п. 62 Правил и п. 7 приложения 10, как противоречащие ч. 2 ст. 25 ФЗ «О рыболовстве», согласно которой, рыболовство без предоставления рыболовного участка осуществляется без разрешения. В нарушение этой нормы федерального закона Минсельхоз ведомственным актом устанавливает вид разрешительного документа, рыболовство без которого запрещено - «Лист учета», подлежащий обязательной регистрации и заверению должностным лицом в соответствующих территориальных управлениях Росрыболовства. При внесении соответствующих изменений учитывать необходимость их распространения на коренные малочисленные народы, осуществляющие рыболовный промысел в других рыбопромысловых бассейнах.

1.7. Предоставить субъектам РФ право самостоятельно определять размер ВБР, выделяемых для КМН при обязательном участии региональных общественных организаций КМН. Обеспечить согласование представителями КМН формирования и распределения РПУ для промышленной ловли в местах традиционного проживания КМН.

1.8. Исключить заявочный принцип получения лимитов на вылов ВБР для личного потребления, так как объемы лимитов на каждого человека и все виды выделяемых ВБР регионов уже зафиксированы и утверждены главами субъектов, что делает ненужным подачу заявок.

1.9. В Сахалинской области для развития родовых общин КМН формировать фиксированные лимиты на вылов ВБР; такие лимиты должны выделяться независимо от наличия закрепленного РПУ; на время путины общинам должен быть предоставлен участок для обеспечения их деятельности.

Разделить традиционное рыболовство на:

- осуществляемое исключительно традиционными способами, для целей личного потребления;
- осуществляемое в целях социально экономического развития поселений, общин, семей и мест традиционного или фактического проживания КМН.

Рекомендовать Росрыболовству:

- разрешить представителям КМН использовать все разрешенные Правилами рыболовства орудия лова и добычи ВБР в рамках предоставленных квот.


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 
Яндекс.Метрика