// ЦС КМНС - Лидер общины айнов Алексей Накамура о «проблеме народа, которого нет»
ЦС КМНС / РИТЦ English version    На главную страницу Поиск по сайту (пока не работает)
 
ЦС КМНС / РИТЦ
<< < Июль 2018 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

ЦС КМНС член Арктического Университета

    Фонд "Батани"
batani
Абориген Экспо Тур
aborigen expo

Арктический Совет
arctic-council logo
Секретариат КН в АС
IPS logo

IWGIA
iwgia














 

 

Лидер общины айнов Алексей Накамура о «проблеме народа, которого нет»

Официальное признание айнов просто необходимо

В начале марта интернет-издание Asia Nikkei (Япония) опубликовало интервью лидера общины айнов на Камчатке Алексея Накамура, в котором, по интерпретации журналиста, Алексей пожаловался на «недостаточное уважение» к малочисленному коренному народу Японии, Сахалина и Курильских островов со стороны российских властей.

Естественно, японские политические круги начали раскручивать эту историю, связывая ее с проблемой так называемых «северных территорий». Ведь в Японии существует большая — около 20 тысяч человек (а по неформальным данным и больше — до 200 тысяч человек) община айнов. Живут там айны неплохо и могли бы перебраться на свои «исконные» Курильские острова. Тогда бы и российские айны могли бы избавиться от претеснений российской власти.

- Я абсолютно против такой трактовки моих слов, - незамедлительно заявил Алексей Накамура информацмоннному агенству «Дейта». - Наоборот российские айны полностью отвергают притязания Японии на Курильские острова.

- Да, у нас есть проблемы, но к японцам мы не побежим, мы патриоты своей страны, - говорит Накамура. – Мы – гордый народ.

И действительно, он уже неоднократно объяснял позицию айнского сообщества Камчатки: «Мы пытались через "Утари" (японская культурная организация, обучающая айнскому языку и культуре) наладить культурные связи с другими айнами. Но корпорацию интересовала только политика, причем определенно антироссийская. Я спросил у одного из их руководителей, зачем же так делается. Он ответил честно: нам нужно на что-то жить, а политики выделяют средства на то, что интересно им... И с «Утари» мы не общаемся из-за расхождения в позициях. У камчатских айнов свой диалект, свое отношение к Японии, и менять его в выгоду себе и в ущерб России».

На это накладывается трагическая история взаимоотношения айнов с японцами: вооруженные конфликты древности и средних веков, жесточайшие убийства и последующий геноцид айнов японцами – это рана на всей истории народа, которая, по словам Накамуры, самим своим существованием отрицает сближение с Ниппон.

Действительно, в 2004 году небольшое айнское сообщество Камчатского края направило Владимиру Путину письмо, призывающее его признать японский геноцид айнов. Сообщество утверждало, что их трагедия по масштабам может быть сравнима только с геноцидом коренного населения Америки.

У этого обращения были основания. Владея Курилами японцы перевезли всех айнов на остров Шикотан, отняли у них все орудия лова и лодки, запретили выходить в море без разрешения; вместо этого айны привлекались на различные работы, за которые получали рис, овощи, немного рыбы и сакэ, что абсолютно не соответствовало традиционному рациону, который состоял из мяса морских животных и рыбы. Кроме того, курильские айны оказались на Шикотане в условиях неестественной скученности, в то время как характерной этноэкологической чертой курильских айнов было расселение мелкими группами, причем многие острова оставались вообще незаселенными и использовались айнами как охотничьи угодья щадящего режима. Нужно также учитывать, что на Шикотане жило много японцев.

Очень многие айны умерли в первый же год. Разрушение традиционного уклада курильских айнов привело к тому, что большинство жителей резервации ушли из жизни. Однако об ужасной участи Курильских айнов очень скоро стало известно японской и зарубежной общественности[. Резервацию ликвидировали. Уцелевшую горстку — не более 20 человек, больных и обнищавших, — вывезли на Хоккайдо.

Или возьмем ситуацию на Сахалине. В середине позапрошлого века на юге Сахалина провел серьезные исследования сподвижник Невельского лейтенант Рудановский. В том числе он сделал перепись аборигенного населения. По данным 1854 года, дополненным в 1857 году, на юге острова насчитывалось 95 айнских стойбищ, в которых проживало 2479 человек. После Русско-японской войны, когда южный Сахалин превратился в губернаторство Карафуто, остров интенсивно заселялся иммигрантами, вскоре пришлое население многократно превысило айнское. В 1914 всех айнов Карафуто собрали в 10 населенных пунктах. Передвижение жителей этих резерваций по острову ограничивалось. Японцы всячески боролись с традиционной культурой, традиционными верованиями айнов, пытались заставить их жить по-японски. Ассимиляционным целям служило и обращение в 1933 всех айнов в японских подданных. Всем присвоили японские фамилии, а молодое поколение в дальнейшем получало и японские имена. После поражения Японии во Второй мировой войне в 1945 году именно как японские подданные айны попали под репатриацию.

Сколько их было? Как явствовало из доклада принявшего власть на южном Сахалине Гражданского управления, « «по национальному составу местное население Южно-Сахалинской области делится: 277649 японцев, 27098 корейцев, 406 айнов, 288 ороченов, 81 эвенк, 24 нивха, 11 нанайцев, 103 китайца, 27 поляков, 97 русских старопоселенцев и проч.»

То есть, всего 406 человек называли себя айнами. По требованию США большинство из них было репатриировано в Японию, на Сахалине остались единицы, образовавшие смешаннные семьи.

А в самой Японии ассимиляция айнов продолжилась. Даже несмотря на то, что 6 июня 2008 года японский парламент признал айнов самостоятельным национальным меньшинством — причем это было сделано только после появления общины айнов на Камчатке - это никак не изменило ситуации и не привело к росту самосознания японских айнов, потому что все они полностью ассимилированы и ничем практически не отличаются от японцев, они знают о своей культуре зачастую намного меньше японских антропологов и не стремятся её поддерживать, что объясняется длительной дискриминацией айнов. При этом сама по себе айнская культура полностью поставлена на службу туризму и, по сути дела, представляет собой разновидность театра. Японцы и сами айны культивируют экзотику на потребу туристам.

К сожалению подобные процессы шли и в СССР, где создавалась «единая советская нация». Здесь дело осложнялось тем, что айнов было мало, они были разбросаны по огромной территории — от Амура, где где живет немало ульчей с айнскиеми корнями, до Камчатки. Все семьи были смешанными. И в 1979 году СССР вычёркивает этноним «Айну» из списка «живых» этнических групп России. И в переписи 2002 года, никто не вписал этноним «айну» в поля 7 или 9.2 формы К-1 переписи.

Однако затем произошло восстановление национального самосознания. И по итогам переписи 2010 года, было зафиксировано 109 айнов, из них 94 человека в Камчатском крае.

- На самом деле айнов гораздо больше, - убежден Алексей Накамура. - Если брать перепись 2010 года, то официально зафиксировано проживание на Камчатке 826 айнов. Но было некоторое нежелание со стороны самих представителей народа и переписчиков регистрировать национальность «айну». Большинство регистрирует себя как камчадалы или русские.

Сам Алексей Накамура ведет в этом плане большую работу в архивах, находя родословные, исследуя генеалогическое древо фамилий и лично приводя доказательства людям: «вы – потомки айну». По его словам сейчас только на Камчатке около 2500 жителей являются айнами. Многие из них – люди известные и публичные.

- Беда в том, что к своему происхождению люди относятся безответственно. Для многих, кому я показал их родословную и доказал связь с народом, этот факт был настоящим шоком, - говорит Накамура.

Но как бы то ни было, народ есть, а значит должен быть признан на официальном уровне, особенно в ключе российско-японских отношений. И с приданием ему естественного статуса коренного малочисленного народа севера. Потому что тут возникают вполне понятные проблемы с рыбопромысловыми участками и прочими льготами.

Алексей Накамура считает, что свои проблемы камчатские айны намерены решать своими силами.

- Запрет добычи рыбы на нашем участке я считаю рейдерским захватом. Но у нас нет цели очернить свою страну. Да, власти региона говорят нам, что на процедуру признания народа сейчас нет средств, но мы справимся...

Сейчас в Петропавловске-Камчатском готов к реализации проект айнской деревни численностью около 250 человек. Эта деревня станет одним из центров притяжения туристов: древняя культура айнов будет поддерживаться и передаваться следующим поколения теми людьми, что идентифицируют себя, как представители этого древнейшего народа.

И тем не менее, официальное признание айнов исходя из всего сказанного выше просто необходимо, и даже странно, что этого не произошло до сих пор.

Источник: astv.ru





Читайте также:

В российской библиотеке найдено древнейшее письмо, адресованное айну










Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 
Яндекс.Метрика