ЦС КМНС / РИТЦ English version    На главную страницу Поиск по сайту (пока не работает)
 
ЦС КМНС / РИТЦ
<< < Февраль 2023 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28          

ЦС КМНС член Арктического Университета

    
Арктический Совет
arctic-council logo
Секретариат КН в АС
IPS logo

IWGIA
iwgia














 

 

Пришло время убирать камни

В Южно-Сахалинске состоялся внеочередной съезд коренных народов Севера. Инициатива проведения съезда принадлежит старейшинам Г. Псягину, В. Санги, а также активистам объединений из районов компактного проживания северян. Они не раз обращали внимание органов власти на проблемы, негативно влияющие на социально-экономическое положение коренных народов, поскольку считают: применительно к их жизни «устойчивое развитие», «модернизация» не более чем слова, за которыми нет движения вперед.

В области с 2009 года в три этапа реализуется федеральная целевая программа устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, рассчитанная до 2025 года. В день работы съезда была подведена черта под вторым ее этапом. За прошедшие семь лет предполагалось реализовать комплекс мер по совершенствованию нормативно-правовой базы в сфере защиты прав этносов, обеспечению их приоритетного доступа к рыбопромысловым участкам и охотничьим угодьям, к водно-биологическим ресурсам и безвозмездному бессрочному пользованию земельными участками для традиционного природопользования… А что на деле?

Судя по отчетам и документам чиновников, северяне живут хорошо и в 2010 – 2011 годах даже численно приросли на тысячу человек. Однако в реальности картина жизни этносов существенно отличается от той, что представляют обществу органы власти, курирующие и координирующие данные направления.

Северяне всерьез обеспокоены снижением качества жизни по многим направлениям. Скрытая безработица среди работоспособного населения достигает 60 – 90 проц. Ветхого и аварийного жилья в местах компактного проживания этносов от 50 до 80 проц. Наблюдается снижение рождаемости. А средняя продолжительность жизни составляет 47 – 48 лет.

Делегаты отмечали: в селах слабое медицинское обеспечение, растет заболеваемость, нет социально-культурных учреждений и спортивных сооружений. У школьников не организовано комплексное питание. А у многих родовых хозяйств нет доступа к рыболовным участкам и квотам, есть ограничения на лов лосося в целях ведения традиционной хозяйственной деятельности. В то же время на севере острова в период нереста лосося процветает браконьерство, подрывающее воспроизводство рыбы. Из-за этого в Чир-Унвде и в Ногликском районе возникли проблемы с освоением квот для личного потребления семей.

Делегаты отмечали: несмотря на то, что с 2005 года выходят соответствующие постановления и приказы регионального правительства о проведении этнологической экспертизы в местах компактного проживания этносов, она не проводится. Неудовлетворительно выполняются региональные программы устойчивого развития, на них выделяется недостаточно средств. К примеру, дотационная Магаданская область предусматривает на социальное развитие народов Севера в течение трех лет 434 млн. рублей из расчета 33,5 тыс. рублей на одного человека. А на Сахалине суммы, выделяемые на аналогичные цели, втрое меньше.

Выступающие обращали внимание на то, что не совершенствуется региональное законодательство по правам коренных народов. До сих пор не разработаны и не утверждены методики расчета ущерба, нанесенного исконной среде обитания аборигенов хозяйствующими субъектами. Между тем в других северных регионах такая практика существует не один год. Все также сошлись во мнении, что необходима комплексная поддержка традиционных отраслей хозяйства. Сейчас она оставляет желать лучшего. Старейшина Г. Псягин подсчитал: за 2012 – 2014 годы представителям коренных народов Ногликского района выдали 5 лодок, 2 разделочных стола, 4 снегохода «Буран», 3 бензиновых генератора, дизель-электростанцию, 4 лодочных мотора и еще кое-что по мелочи.

– Получается, компания «Сахалин Энерджи» оказывает нам большее содействие, чем родное правительство, – заметил он.

Разумеется, вопросы социально-экономического развития без поддержки региональной власти имеют слабые перспективы. Достичь поставленных задач в течение шести лет на 174 млн. рублей из областного бюджета вряд ли возможно. Существует федеральная поддержка коренных народов, но она зависит от того, насколько местные органы власти заинтересованы в субсидиях для общин.

Основная традиционная деятельность большинства родовых хозяйств – рыболовство. Они не только на себя работают, но и обеспечивают продовольственную безопасность населения. Вопросы предоставления квот на вылов рыбы и закрепления рыбопромысловых участков являются самыми трудными, обостряют отношения. Последний раз закрепление за родовыми общинами рыбопромысловых участков проходило в бытность губернатором И. Малахова. В дальнейшем наблюдалось только изъятие участков. К сожалению, многие представители общин прошли точку невозврата, большая их часть в одностороннем порядке была лишена рыболовных ресурсов. Две трети общин продолжают вести хозяйство на ограниченных или кабальных условиях. Долгосрочные права на водные объекты получили другие структуры. К тому же с сокращением финансирования целевой программы социально-экономического развития коренных малочисленных народов Севера не предусматривается развитие поселений, происходит выдавливание коренного населения с традиционных мест проживания, с рыбопромысловых участков. На них претендуют предприниматели разного рода.

Оленеводство – основной и тоже проблемный вид деятельности для уильта и эвенков Ногликского и Александровск-Сахалинского районов. Общая численность поголовья домашних оленей сегодня менее 200 особей, а в советский период она достигала 15 тыс. Отсутствие мер поддержки и правовой защиты домашнего оленеводства привело к катастрофическому положению в отрасли. В то же время, как показывает практика, региональные органы власти сообщают о принятых мерах поддержки оленеводства, показывают положительную динамику восстановления и роста поголовья. На самом же деле этот вид деятельности сокращается из-за браконьерства и генетического ослабления стада, которое надо оздоравливать. Активисты уже нашли возможность завезти оленей из племенных хозяйств материка, но нет средств на транспортировку. Вся надежда, что правительство посодействует в этом вопросе.

Представителей коренных народов тревожит и то, что в детских садах малышей не учат родной речи. Прекратилось преподавание языков народов Севера в начальных классах. В учебном плане такая дисциплина не предусмотрена, занятия идут за счет часов неурочной деятельности или факультативно, чего недостаточно. В с.Чир-Унвд и с. Вал доля школьников, изучавших родной язык как предмет, в 1990-х годах составляла 26 проц., в 2010-м – 19 проц. Учеников, постигавших родной язык в кружках, в 2001 году было 45 проц., в 2013 году – 10 проц. Уильтинский язык в 2010 году осваивало 16 проц. детей, а в 2013-м – ни одного ребенка.

С горечью делегаты говорили, что не ведется подготовка и переподготовка национальных кадров учителей. За последние годы область не направила ни одного педагога в институт народов Севера, где готовят специалистов по преподаванию родных языков. Нужны новые учебные программы, учебники и методологические пособия с учетом новых образовательных стандартов.

Правильно ставились вопросы о поддержке малого и среднего бизнеса, о создании цехов по частичной и глубокой переработке рыбы и продукции нетрадиционных промыслов с использованием современных технологий. Встретило одобрение зала и такое предложение – возродить облпотребсоюз. На севере много дикоросов, ягод, желающие могут их собирать и сдавать. В этом году сколько ягоды ушло под снег, а были бы в районах приемные пункты, всем было бы хорошо: для аборигенов – это занятость и заработок, а для жителей региона – полезные ягоды, соки, напитки, дикоросы.

– Наша область раньше была пионером многих начинаний, – сказала одна из делегаток. – Сейчас у нас жизнь замерла. Я научилась пользоваться интернетом, смотрю, как работают коллеги в Хабаровском крае. Там действует совет уполномоченных при губернаторе. Краевой думой приняты законы об оленеводстве и общине коренных малочисленных народов Севера. Есть статус у территорий традиционного природопользования, они охраняются законом. И там нет представителя аборигенов при краевой думе, как у нас. Мы же столько лет ждем преобразований, а аналогичных законов в интересах северян как не было, так и нет. Давно просим провести мониторинг рыбопромысловых участков, но нас не слышат. Считаю, пришло время начинать с самого трудного – с экономического развития. Для этого с пути надо убрать все камни преткновения, которые нам мешают.

Наверное, еще и с этой целью была принята резолюция внеочередного съезда, она включила в себя немало жизненно важных предложений. Все они – в русле государственной концепции устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера.




 
 
Яндекс.Метрика