ЦС КМНС / РИТЦ English version    На главную страницу Поиск по сайту (пока не работает)
 
ЦС КМНС / РИТЦ
<< < Октябрь 2021 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

ЦС КМНС член Арктического Университета

    
Арктический Совет
arctic-council logo
Секретариат КН в АС
IPS logo

IWGIA
iwgia














 

 

25-летию Арктического Совета и ближайшим двум годам посвящается …

По тонкому льду: Арктика под председательством России

В течение последних двух лет пока весь мир боролся с Covid-19, в России тема пандемии была вытеснена вопросами внутренней политики: конституционный референдум, беспорядки в соседней Белоруссии, протесты в Хабаровске, (очередное) покушение на оппозиционера (и его последующее заключение), усиление напряженности в отношениях с ЕС, неопределенность будущих отношений России и США и так далее.

Несмотря на плотный график, Москва нашла время для продвижения ряда законодательных инициатив, направленных на коренные народы и развитие арктического региона, которые были запущены в рекордно короткие сроки (Реестр коренных малочисленных народов, закон «О государственной поддержке предпринимательской деятельности в Арктике Российской Федерации», Указ о компенсации за утрату или ущерб окружающей среде коренных народов, Стандарт ответственности резидентов Арктики, Стратегия развития Арктической зоны России и обеспечения национальной безопасности до 2035 и др.).

Сигнализируют ли принятые инициативы об изменениях в подходе государства к политике в отношении коренных народов и Арктики? Как данные и будущие подобные законы повлияют на общины коренных народов? Почему они были запущены именно сейчас?

Или, другими словами - к чему такая спешка?

Принятие законодательных норм происходит в критический для Арктического региона этап, поскольку уже 20 мая 2021 Российская Федерация стала у руля Арктического совета.

По иронии судьбы, все мероприятия, подготовленные Россией в рамках Арктического Совета, будут начинаться и заканчиваться появлением на сцене коренных народов – демонстрируя государственную добродетельность, заботливость и признание своих арктических жителей.

И также «случайно» место проведения встреч и конференций AC будет в «особо охраняемых показательных территориях», в столицах Ямала, Республики Саха-Якутия и ХМАО - регионах с наибольшим количеством коренных народов и крупнейшими природными ресурсами, красивыми бизнес центрами и концертными залами. А вот до Анадыря, Паланы, Дудинки, Воркуты, Нарьян-Мара… члены Арктического Совета вряд ли доберутся.

Предстоящее председательство также происходит на фоне двух важных событий в стране, которые оказывают непосредственное влияние на развитие Крайнего Севера: пандемия и сопутствующий ей экономический спад и нефтяной кризис; превращение страны в авторитарное государство и последующая индустриализация и милитаризация арктических территорий и акваторий.

В этих условиях арктические программы рассматриваются (в очередной раз) как спасение от почти десятилетней стагнации, в то время, как Арктический совет может стать последней из международных платформ, в которых Российская Федерация все еще остается важным партнером. Эксперты и наблюдатели со всего мира уже ставят свои прогнозы будущих шагов и стратегий России под ее председательством, которые определят направления развития региона на период с 2021 по 2023 год. Но уже сейчас несложно догадаться, какое будущее готовят принятые законы и постановления для его коренных народов.

Арктический регион исторически играл решающую роль и продолжает оставаться движущей силой российской экономики: около 20% ВВП России и около одной пятой ее экспорта приходится на этот регион; 60% -80% природных ресурсов страны добываются на Севере, в том числе 93% природного газа, 76% нефти, 100% алмазов и платины, 90% никеля, 63% золота, что только усиливает критическое значение региона.

Восхваляя «величие» Арктики, подчеркивая важность климатического диалога и приветствуя разнообразие в официальных заявлениях, Россия уже давно зацементировала будущее региона в нефтегазовой и добывающей промышленности. В результате практически отсутствуют нормы, сдерживающие посягательство бизнеса на исконные земли проживания и традиционного природопользования коренных народов. Нежелание государства обеспечивать права коренных народов привело к сильной преемственности патерналистской политики в отношении коренных народов.

Сохранение и возрождение культур коренных народов зависит от доступа к их традиционным территориям и контроля над ними; без земельных прав коренные народы оказываются в правовом, социальном и культурном тупике. Базовый закон о Территориях Традиционного Природопользования (ТТП) так и остается неисполненным в течении 20 лет, государственная Концепция устойчивого развития КМНС до 2025 полностью провалена и «случайно» забыта официальными лицами и органами власти, а новые законодательные положения, принятые в последние годы, по сути, аннулируют права коренных народов на их территории и вынуждают общины соглашаться на сомнительные денежные выплаты за свои разоренные земли: продавая природу, территорию и потенциал для развития и, наконец, отказываться от своих законных прав.

Недавно принятая арктическая стратегия России до 2035 года содержит ряд декларативных заявлений об «управлении» и «уважении»; в действительности же «новый» политический документ в отношении Арктики сигнализирует о продолжении старой совсем не забытой политики, нежели о переменах. Страна по-прежнему отстает в соблюдении прав коренных народов, и захваченные железной хваткой различного бизнеса, коренные народы сейчас сталкиваются с еще большей борьбой и нарушениями прав, чем три десятилетия назад.

И как только Россия возьмет на себя лидерство в Арктике, она направит все усилия на экономические амбиции под эгидой «устойчивого развития», международного сотрудничества и дипломатии, прикрываясь и поднимая на щит коренные народы Севера.

Несоответствия в природоохранном законодательстве страны, включая отсутствие обязательных нормативных актов, также не вселяют особых надежд и на экологически безопасное председательство.

Не имея других альтернатив (ни на международной, ни на региональной арене), Россия увязла в вечной риторике о бесконечных ресурсах Арктики. Вместо того, чтобы вкладываться в человеческие ресурсы, Москва давно превратила Арктику в сырьевую колонию, которая станет ненужной, когда «бесконечные» ресурсы закончатся.

В условиях, когда любую правозащитную деятельность приравнивают с навешиванием ярлыков «иностранный агент», от некогда «боевого» движения коренных народов Севера России осталась лишь группа активистов.

Надеюсь, что найдутся независимые и смелые исследователи Арктики, которые изучат различие в подходах и динамику в арктической политике членов Арктического Совета и России, включая анализ Постоянных участников: от уважающих организаций, отстаивающих права своих народов до квази институтов как РАЙПОН, представляющий феномен полного поглощения государством самоуправления коренных народов через искусственно культивированных «лидеров», превратив организацию в коренную фракцию одной политической партии.

В стране, которая извлекает выгоду из кризиса прав и самобытности коренных народов, самоопределение как таковое рассматривается как бунт. Коренные народы и их права в стране не признаются и не исполняются на практике; в лучшем случае – дозволяются и фольклоризуются.

 
Сегодня коренные народы Севера (по хитро обдуманной указке) настолько поглощены бесконечными дебатами и борьбой за удовлетворение основных потребностей и нужд, что забывают о своих потерянных фундаментальных правах.

Так или иначе, предстоящее председательство России - это время испытаний не только для коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, но и для всех членов Арктического Совета, Постоянных Участников, наблюдателей и циркумполярного сообщества в целом.


Р.В. Суляндзига
ЦСКМНС, к.с.н

Читайте также:
Кабмин утвердил концепцию председательства РФ в Арктическом совете





 
 
Яндекс.Метрика