// ЦС КМНС - Позиция Конституционного суда РФ по делу Геннадия Щукина
ЦС КМНС / РИТЦ English version    На главную страницу Поиск по сайту (пока не работает)
 
ЦС КМНС / РИТЦ
<< < Октябрь 2019 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

ЦС КМНС член Арктического Университета

    
Арктический Совет
arctic-council logo
Секретариат КН в АС
IPS logo

IWGIA
iwgia














 

 

Позиция Конституционного суда РФ по делу Геннадия Щукина

28 мая 2019 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление по делу о проверке конституционности положений статьи 19 ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ»

Слушание дела о проверке конституционности положений статьи 19 ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» состоялось 16 апреля 2019 года. Поводом к рассмотрению дела послужила жалоба Геннадия Кирилловича Щукина.

История вопроса

Геннадий Щукин – этнический долган, председатель семейно-родовой общины коренного малочисленного народа Долган, а также президент местной Ассоциации общественных объединений коренных малочисленных народов Севера Таймырского Долгано-Ненецкого района Красноярского края.

В сентябре 2014 года он предложил председателям семейно-родовых общин одноразово произвести отстрел дикого северного оленя, поручив добычу охотникам в объеме, рассчитанном на всех членов общины (при квоте 8 оленей на человека — около 217 особей). Делегирование общинных лимитов, рассчитанных на одного охотника, вызвали претензии правоохранительных органов. Суды признали Щукина виновным в подстрекательстве к незаконной охоте, совершенной группой лиц по предварительному сговору. От назначенного наказания в виде штрафа 120 тыс. рублей он был освобожден в связи с амнистией.

Позиция заявителя

По мнению заявителя, практика применения оспариваемых норм не соответствуют Конституции РФ. Право коренных малочисленных народов осуществлять свободную (без каких-либо разрешений) охоту в целях ведения традиционного образа жизни и хозяйства предоставлено только лично каждому члену семейно-родовых общин. Не имеющие охотничьего билета, возможности самостоятельно охотиться по состоянию здоровья, малолетству или в силу других причин лишаются данных гарантий. Заявитель полагает необоснованным запрет членам общины делегировать свое право на охоту в пределах установленных лимитов уполномоченным охотникам.

Позиция Суда

Особое место среди народов Российской Федерации занимают коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока. Это обусловлено географическими и климатическими особенностями исконной среды обитания, предопределившими в качестве основы их жизни и традиционной хозяйственной деятельности охоту, рыболовство и оленеводство. Именно поэтому для данных народов охота была наделена особым правовым режимом и стала основой существования и самобытности.

Законом «О животном мире» предусмотрено, что лица и их объединения, относящиеся к коренным малочисленным народам РФ, имеют право на приоритетное пользование животным миром на территориях своего традиционного расселения в местах проживания и традиционной хозяйственной деятельности. В соответствии же с Законом «О гарантиях прав коренных малочисленных народов РФ» особые права на использование объектов животного мира предоставляются всем лицам, относящимся к коренным малочисленным народам, а не только тем из них, кто имеет статус охотника. Для всех указанных лиц вне зависимости от их способности охотиться пользование объектами животного мира выступает основой их традиционного жизнеобеспечения. Иной подход к толкованию соответствующего правового регулирования не учитывал бы особое предназначение охоты в целях ведения традиционного образа жизни, осуществления традиционной хозяйственной деятельности и приводил бы к нарушению прав соответствующей категории лиц.

Закон «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ»  во взаимосвязи с оспариваемым положением предполагает, что органы управления общиной могут определить, каким образом будет осуществляться добыча охотничьих ресурсов и как будет использована продукция охоты. Также члены общины вправе поручить одному или нескольким членам данной общины, имеющим статус охотника, добычу охотничьих ресурсов в пределах лимита использования объектов животного мира для удовлетворения личных нужд, притом что добытая продукция будет использоваться для личного потребления или реализоваться организациям, осуществляющим деятельность по закупке продукции охоты.

Таким образом, оспариваемая норма Конституции соответствует. Однако это не лишает федерального законодателя права совершенствовать правовое регулирование охоты, исходя из требований Конституции РФ и правовых позиций Конституционного Суда РФ. Дело заявителя подлежит пересмотру.


Председательствует в процессе ЗОРЬКИН Валерий Дмитриевич 

Судья-докладчик ЯРОСЛАВЦЕВ Владимир Григорьевич




Источник — Конституционный Суд Российской Федерации


Ссылки по теме:





Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 
Яндекс.Метрика