// ЦС КМНС - Демография народов Севера России в начале XXI столетия
ЦС КМНС / РИТЦ English version    На главную страницу Поиск по сайту (пока не работает)
 
ЦС КМНС / РИТЦ
<< < Сентябрь 2018 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

ЦС КМНС член Арктического Университета

    Фонд "Батани"
batani
Абориген Экспо Тур
aborigen expo

Арктический Совет
arctic-council logo
Секретариат КН в АС
IPS logo

IWGIA
iwgia














 

 

Демография народов Севера России в начале XXI столетия

Занимаясь демографией народов Севера несколько десятилетий, автор с сожалением должен признать, что база для таких исследований сократилась, если не исчезла прямо на его глазах.

Поскольку в СССР (и до 1997 г. в России) во многих документах (в паспорте, в похозяйственных книгах в сельской местности и т.п.) фиксировалась персональная национальная/этническая принадлежность (мы будем употреблять эти слова как синонимы) можно было количественно оценивать демографические процессы у разных народов страны. Благодаря присутствию признака «национальность» в актовых записях гражданского состояния (о рождениях, смертях, браках и т.д.), государственная статистика разрабатывала данные естественного движения в национальном разрезе. И это наряду с данными переписей населения позволяло рассчитывать демографические показатели у отдельных народов, в т.ч. и у народов Севера.

Разработка государственной статистики, которая начиная с 1958 г. выделяла народы Севера при обработке актовых записей и делала сводки по их естественному движению. Делалось это с разной полнотой и подробностью и в менявшемся территориальном разрезе. Причем, как правило, эти материалы не публиковались и оставались в архивах статистических управлений северных регионов.

Начиная с 1997, когда запись о национальности законодательно исключена из документов, ее перестают обязательно записывать в актах гражданского состояния (теперь записывают по желанию). Из-за этого полнота учета уменьшается, и сами цифры утрачивают достоверность. После 2002 данные записи о национальности отсутствуют более чем в трети актов.

После 2007 государственная статистика перестала учитывать национальность в своих разработках и таким образом.

Поэтому наши оценки мы решили ограничить 2002 – в первое пятилетие после начала обмена документов инерция записи национальности в актах гражданского состояния еще оставалась, постепенно убывая. И будем говорить, в основном, о тех народах, что относились к «народам Севера» в 1989 году, т.к. только для них имеется вышеуказанная информация.

 
rs1rs2rs3
Рис. 1 Показатели естественного движения населения: народы Севера и вся Россия

Источник: расчеты автора, основанные на данных государственной статистики о естественном движении по национальности (табл. 3/А03) и переписей населения 1979,1989, 2002

Что же произошло в последние 15 лет прошлого века. Значительно уменьшилось число родившихся у народов Севера. Особенно быстро это происходило в начале 1990-х, но снижение продолжилось и в начале нового века. В пятилетие 1984-88 гг. родилось 27 тысяч коренных северян, а спустя 15 лет в пятилетие 1998-2002 –около 18 тысяч.

Очень сильно выросло в начале 1990-х число смертей. В пятилетие 1986-90 гг. умерли менее 9 тысяч коренных северян, а в 1991-1995 – 12 тысяч. Во второй половине 1990-х число смертей уменьшилось, но так и не достигло минимума второй половины 1980-х.

Как следствие этого резкое сокращение естественного прироста.

Казалось бы, все – как и во всей стране. Но у народов Севера еще есть естественный прирост – точнее сказать был в начале 2000-х – в отличие от населения всей России, где уже все это время наблюдается естественная убыль населения.

Так, на первый взгляд, выглядит демографическая ситуация коренных северян, которую даже назвали «умеренно оптимистической».

Таблица 1.

Естественное движение народов Севера России (на 1000 населения)





рождения

смерти

естественный прирост

младенческая смертность

1983-1987

32,3

12,2

20,1

43,3

1988-1992

27,5

9,9

17,6

30,2

1993-1997

20,1

13,0

7,0

34,3

1998-2002

17,9

11,6

6,3

27,6


Источник: расчеты автора, основанные на данных государственной статистики о естественном движении по национальности (табл. 3/А03) и переписей населения 1979,1989, 2002



При этом забывают, что если динамику процессов одного населения, в нашем случае народов Севера, общие коэффициенты более или менее отражают, то сравнения таких показателей у разных населений некорректны, если резко отличаются возрастные структуры этих населений. А ведь население народов севера значительно моложе, чем все население России. Его средний возраст около 29 лет, а в России в целом – 39 лет. Доля детей и подростков до 15 лет у народов Севера больше (28%, а во всей России - 15%), а доля пожилых много меньше (6% против 18%, соответственно). Только поэтому, например, общие коэффициенты смертности у НС должны быть меньше, чем у всего населения России.

t2-

Рис. 2. Возрастная структура населения: народы Севера и вся Россия

(по данным переписи 2010; в % к общей численности)

Источник: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm


Для того чтобы избежать влияния возрастного состава населения, мы воспользуемся не общими/грубыми коэффициентами, а другими - более точными показателями.

При оценках рождаемости – суммарным коэффициентом рождаемости (Суммарный коэффициент рождаемости – СКР – среднее число рождений у одной женщины за всю её жизнь при сохранении существующих уровней рождаемости в каждом возрасте).

При оценках смертности – ожидаемой продолжительностью жизни при рождении (Ожидаемая продолжительность жизни при рождении – ОПЖ – число лет, которое проживет новорожденный при сохранении существующих уровней смертности в каждом возрасте). ОПЖ – величина обратная смертности.


Рождаемость

Расчеты коэффициентом суммарной рождаемости, сделанные на основе собранной автором базы данных о рождениях и смертях народов Севера в 1998-2003 гг. представлены на рис.3

t3-

Рис.3. Суммарный коэффициент рождаемости: народы Севера и вся Россия (1998-2002; на 1000 женщин)

Источник: расчеты автора на основе базы данных 1998-2004 и материалов переписи населения 2002


В 1998-2002 гг. рождаемость народов Севера была заметно выше, чем у всего населения России. Но ее уровень для всей совокупности народов, находился на уровне простого воспроизводства (2,2 ребенка на 1 женщину). Если же рассматривать самых многочисленные народы Севера, то только у двух: ненцев и чукчей СКР заметно выше уровня простого воспроизводства. А у некоторых народов (например, нанайцев) СКР был практически равен среднероссийскому. Это, кстати, иллюстрация демографической неоднородности самих народов Севера.

Но каковы тенденции рождаемости у народов Севера. Данных для расчета СКР за длинный период времени у нас нет, но помочь могут материалы переписей населения. На их основе можно рассчитать т.н. индекс четности, т.е. отношение числа детей (например, в возрасте до 10 лет) к числу женщин детородного возраста. Этот показатель говорит не о числе рожденных детей, а только о тех, которые живут на момент переписи. На него сильно влияет младенческая и детская смертность. При их сильном снижении этот показатель может даже увеличиться при том, что рождаемость может и не меняться. В таблице 2 представлена длинная динамика такого коэффициента


Таблица 2.

Индекс детности народов Севера России (на 1000 женщин 20-49 лет)






1897

1926

1939

1959

1970

1979

1989

2002

2010

Народы Севера

1318*

1452

1517

1322

1527

1084

1013

739

776

Население России (РСФСР)

1417**

1264

1070

876

731

656

747

396

416

* говорившие на языках народов Севера

** 50 губерний Европейской России

Источник: материалы соответствующих переписей населения.


Видно, что рождаемость народов Севера снижается не ранее, чем с 1960-х, и не позднее, чем с 1970-х., т.е. 40-50 лет. А у населения страны в целом этот процесс идет уже более столетия. И в начале 21-го века уровень рождаемости у народов Севера в целом был таким же, как был у всего населения страны в 1970 - 1980-х.

Можно сказать, что глобальный процесс снижения рождаемости распространился и на коренных северян России. И в дальнейшем можно ожидать, что рождаемость будет снижаться и дальше, вопрос только в скорости снижения.


Смертность

Со смертностью же у народов Севера дело обстоит значительно хуже, чем могло показаться, глядя на общие коэффициенты.


Таблица 3.

Ожидаемая продолжительность жизни (при рождении, лет)





народы Севера

все население России

на сколько лет показатели у НС меньше




1978-1979

1988-1989

1998-2002

1978-1979

1988-1989

1998-2002

1978-1979

1988-1989

1998-2002

Оба пола

49,1

59,4

54,8

67,7

69,3

65,7

18,6

10,0

10,9

мужчины

44,3

54,0

49,1

61,7

64,5

59,6

17,4

10,5

10,5

женщины

54,1

65,0

60,5

73,1

74,4

72,4

19,0

9,4

11,4


Источник: расчеты автора, основанные на данных государственной статистики о естественном движении по национальности (табл. 4г), баз данных 1988-89 и 1998-2004 и переписей населения 1979,1989, 2002.



Ожидаемая продолжительность жизни коренных северян намного меньше, чем по России в целом – т.е. смертность намного выше. И это притом, что в России смертность самая высокая среди развитых стран. Разрыв между смертностью коренных северян и всего населения, как это видно из таблицы, не сокращается.

Чтобы было понятно, что такое продолжительности жизни 55 лет – это ОПЖ народов Севера, заметим, что из 220 стран и территорий такой показатель только у нижних двух-трех десятков (страны Африки южнее Сахары). А 11-летний интервал ниже России умещаются еще около 40 стран.

Мы сравнили показатели смертности в возрастных группах у российских народов Севера с аналогичными у населения Гренландии (на 90% это тоже коренные северяне: инуиты-эскимосы), а также некоренных населений: России и Дании, чьей автономной частью является Гренландия (рис. 4).

Смертность народов Севера России выше, чем у остальных населений и в младшей (0-15 лет), и в старшей (60-85 лет) возрастных группах. Но особенно велика она в группе «взрослых» (15-60 лет). Если у эскимосов Гренландии от 15 до 60 лет доживают почти три четверти мужчин и более 80% женщин, то у народов Севера России лишь менее 40% мужчин и менее двух третей женщин. У всего населения России эти показатели составляют 54% и 83%, а у населения европейской Дании 88% и 94% соответственно. Очевидно, что главная причина низкой ОПЖ коренных северян – сверхсмертность взрослого населения: мужчин и женщин.

t4-
Рис. 4. Вероятность смерти в коренных и некоренных населениях.

Источник: расчеты автора, основанные на базе данных 1998-2004 и переписи населения 2002; Демографический ежегодник России 2005; http://www.dst.dk/; http://www.statgreen.gl/

Если же рассматривать структуру смертей по причинам у народов Севера и у всего населения России (таб. 4)., то в глаза бросается огромная доля смертей от внешних причин: неумышленных повреждений, самоубийств, убийств (35%). Много выше, чем во всей России (14%). Для сравнения: в США эта доля была 6% (1998), в достаточно северной и не слишком благополучной в этом отношении Финляндии – менее 8% (1998-2002), в других европейских странах и того меньше.

Уровень смертности от внешних причин, измеренный стандартизованным, т.е. не зависящим от возрастной структуры, показателем смертности, в России более чем вдвое превышает среднемировой уровень, а у народов Севера он более чем втрое превышает среднероссийский.

Таблица 4.

Структура смертности по причинам (в %).





Народы Севера

Все население России

Во сколько раз смерт-ность НС больше*



1998-2002




1

Все причины

100,0

100,0

1,7

Инфекционные болезни

5,0

1,6

4,5

Новообразования

8,3

13,5

0,9

Болезни системы кровообращения

33,4

55,5

0,8

Болезни органов дыхания

5,0

4,3

1,6

Внешние причины

35,4

14,3

3,4

Другие причины

12,9

10,8

1,7

*сравнение стандартизованных коэффициентов

Возможно, такая огромная смертность взрослых трудоспособном возрасте причина того, что, вопреки всем канонам, демографический переход у НС России не сопровождается старением населения. Вот уже три четверти века доля лиц старших возрастов (60 и старше) в населении НС не меняется, оставаясь на уровне 6-7%. А уменьшение доли детей «компенсируется» ростом доли лиц средних возрастов.

Не слишком заметной на этом фоне выглядит доля смертей от инфекционных болезней у НС: 5%, против 1,6% во всероссийских смертях. Но смертность от них в 4,5 (!) выше, чем в России, а эти смерти на 90% смерти от туберкулеза.

Не следует обольщаться и «низкими» относительно российских показателями смертности от болезней системы кровообращения и новообразований. Эти болезни уносят людей в старших возрастах, а большинство коренных северяне просто не доживают до старости.

Вообще создается впечатление, что усилия здравоохранения для народов Севера сосредотачиваются на родовспоможении и детях. И коренные северяне относительно благополучно, в отличие от своих предков, доживают до взрослости, чтобы быстро умереть в этом состоянии, не дожив до старости.

Возможно, такая высокая смертность взрослых причина того, что, вопреки всем канонам, снижение рождаемости у народов Севера России не сопровождается старением населения. Вот уже три четверти века доля лиц старших возрастов (60 лет и старше) в коренном населении не меняется, оставаясь на уровне 6-7%.


Тенденции последнего десятилетия

Все описанное выше относится к периоду, заканчивающемуся в 2002 г. А каковы тенденции смертности у народов Севера в последнее десятилетие? Мы не можем опираться на прямые данные естественного движения. Как было показано выше, статистика больше не выделяет смерти коренных северян из общей массы смертей. Остается только рассматривать смертность всего населения.

Официальные статистические данные разрабатываются на уровне российских регионов. А единственный оставшийся сейчас регион со значительной долей коренного населения – это Чукотка. Округ с 50 тысячное население, в котором народы севера составляют треть. В других еще остающихся северных автономных округах доля коренного населения ниже: в Ненецком – 18%, в Ямало-Ненецком – 8%, в Ханты-Мансийском – 2%. А до 2007 г. существовали как регионы/субъекты федерации еще и Корякский (с 47% коренного населения), Таймырский (29 %) и Эвенкийский (24%) округи. Поэтому мы рассмотрим ситуацию на Чукотке как доступное отражение скрытой ныне картины всех коренных народов Севера.

Сразу скажем, что среди 83 регионов России на Чукотке зафиксирована самая низкая в России ОПЖ (средняя в 2011-2017 – 63,1 года). Это печальное первенство округ делит с Республикой Тыва (средняя ОПЖ в 2011-2017 – 62,8 лет). Кстати говоря, на самой Чукотке оперируя общими коэффициентами смертности, продолжают считать что «в сравнении с показателями в целом по России Чукотка в этом отношении выглядит довольно неплохо…. смертность на Чукотке ниже российских показателей» (из выступления заместителя главного врача окружной больницы: http://duma.chukotka.ru/modules/news/article.php?storyid=197).

Отметим, также, что в нижнюю пятерку входит и Ненецкий округ, а в первой половине 2000-х в худшую десятку входили и три упраздненных ныне северных округа.

Рассматривая длинную динамику ОПЖ на Чукотке в сравнении со среднероссийской (рис.5), мы увидим очень большое и стабильное отставание последних лет. Рост ОПЖ (т.е. снижение смертности), который в России начался во второй половине 2000-х, на Чукотке начался лет на пять позже, а растущая ОПЖ все-же остается низкой.

t5-


Рис. 5. Ожидаемая продолжительность жизни в России и Чукотском автономном округе (1990-2010; лет)
t6-

Рис. 6. Ожидаемая продолжительность жизни городского и сельского населения Чукотки (1990-2010; лет)

Источник: база данных госстатистики;

http://www.fedstat.ru/indicator/data.do?id=31293&referrerType=0&referrerId=1292841


Две противоположных тенденции изменения ОПЖ просматриваются, если мы сравним этот показатель у городского и сельского населения самой Чукотки (рис.6). ОПЖ у городского населения в последние семь лет (2011-17) растет, а значит смертность снижается. (Хотя относительно – ОПЖ всего лишь сравнялась с максимумом почти 30-летней давности (1991 г.) . Тогда как у сельского ОПЖ практически стабильно низкая. И разница в продолжительности жизни между этими группами населения одного и того же региона составила 12(!) лет – самый большой показатель в России; в целом по стране – 2,4 года. Чем же так отличаются две, живущие в одних и тех же природно-климатических условиях, части населения? С нашей точки зрения, прежде всего в национальном составе: в городском населении всего 12 % коренных (т.е. каждый восьмой), а в сельском – 74% (т.е. три четверти). Потому с большой долей вероятности можно утверждать, что ОПЖ коренных жителей Чукотки не растет и в 2000-х.

По разнице ОПЖ городского и сельского населения в самой плохой пятерке российских регионов с Чукоткой соседствуют Ямало-Ненецкий и Ненецкий округи (7 и 10 лет). Хотя сама ОПЖ у них разная: Чукотка – 59, Ненецкий округ – 69, а Ямало-Ненецкий даже 72 лет (больше, чем в среднем по России). И в этом случае большой разрыв можно объяснить контрастом в концентрации народов Севера. В Ненецком округе: в городском населении – 6% коренных, а в сельском – 42%, в Ямало-Ненецком: в городском – 2 %, а в сельском – 42%. Сопоставляя эти числа, мы можем сказать, что чукотская ситуация, похоже, отражает тенденции смертности коренных северян всей России.


Выводы

Оценивать демографическую ситуацию нужно по адекватным показателям. Для анализа смертности таким является показатель ожидаемой продолжительности жизни.

Именно уровень смертности определяет характер демографической ситуации у народов Севера. При такой смертности никакая сверхвысокая рождаемость в современном мире не может служить показателем «благополучия».

Перелома в негативной тенденции смертности не происходит.

Поэтому мы должны безусловно определить демографическую ситуацию у народов Севера как негативную.



Д.Д. Богоявленский

Институт демографии НИУ-ВШЭ



Читайте также:


Последние данные о численности народов Севера






Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 
Яндекс.Метрика