// ЦС КМНС - Неправедный суд над коренными народами Усть-Авама
ЦС КМНС / РИТЦ English version    На главную страницу Поиск по сайту (пока не работает)
 
ЦС КМНС / РИТЦ
<< < Июль 2018 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

ЦС КМНС член Арктического Университета

    Фонд "Батани"
batani
Абориген Экспо Тур
aborigen expo

Арктический Совет
arctic-council logo
Секретариат КН в АС
IPS logo

IWGIA
iwgia














 

 

Неправедный суд над коренными народами Усть-Авама

В  этом  году  в  поселок Усть-Авам, расположенный на Таймыре, не завезли топливо (вокруг леса нет)  и продукты, и лишили единственного источника существования - не дали квоты на добычу дикого северного оленя.  А на коренных жителей, которые пытаются добыть себе пропитание, чтобы выжить и прокормить свои семьи, заводят уголовные дела 

«По Хатанге плывут трупы. Оленьи туши виднеются на отмелях, догнивают на камнях. Если отойти метров на 10 от берега, можно найти целые курганы — сотни мертвых животных. У всех одна примета: вырезанный язык и срезанные под корень панты. То и другое — ценный товар, который полузаконным способом отправляется в Южную Корею и Китай». https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/02/01/71363

WWF бьет тревогу: «По подсчетам специалистов, на местах зимовок браконьеры уничтожили около 20 тыс. особей» В Эвенкии в ходе рейда, организованного при поддержке WWF России, инспекторы Госохотнадзора Красноярского края, сотрудники полиции и заповедника «Центральносибирский» обнаружили более 800 мест незаконной добычи дикого северного оленя. На всем маршруте специалисты отмечают особый цинизм, с которым браконьеры уничтожают копытных: в них стреляют беспорядочно, не целясь. Как результат, большое число раненых оленей, пытаясь спастись, уходит в тайгу и погибает -обнаружено около 300 туш таких павших животных» http://sakhaday.ru/news/wwf-rossii-soobshhaet-o-nezakonnom-otstrele-20-tys-severnyh-olenej/

О тех, кто творит это страшное беззаконие на Таймыре и в Эвенкии в публикациях ни слова. Это какие-то неуловимые браконьеры, которые из скорострельного оружия убивают сотни оленей, и, захватив панты и языки, видимо, улетают на воздушном шаре.

Совершенно очевидно, что эти преступления совершили не коренные охотники Старого Авама, которые пытались в январе 2015 г. реализовать законно, как они считали, добытых ими оленей в обмен на продукты и товары, необходимые для охоты. Но судят, вот уже два года, именно их.

У коренных народов каждый добытый олень и каждый килограмм мяса на учете: «В регионе Красноярского края использование объектов животного мира и водных ресурсов для личных нужд коренным малочисленным народов Севера Красноярского края, установлены лимиты на одного человека в год: мясо дикого северного оленя: 8 особей (Постановление Правительства Красноярского края № 103-п от 25.09.2008г.). Убойный, средний вес оленя 45 кг. (кости (их не едят) весят более 19 кг.) Вес чистого мясо: 45кг/19 кг. = 26 кг. х 8 особей в год = 208 кг. в год / 12 месяцев = 17.3 кг в месяц / 30 дней = 0.6 кг. в день), при этом нужно угостить гостей, провести национальные праздники, ритуалы (не прятать же мясо). Часть мяса вынуждены обменивать на продукты питания, лекарство, одежду и т.д.», - писал в 2015 г. в своем обращении к Председателю Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по природным ресурсам, природопользованию и экологии , к Министру природных ресурсов, природопользования и экологии РФ (далее МПР), в Совет Федерации Федерального собрания к двум сенаторам из северных регионов президент Местной Ассоциации общественных объединений коренных малочисленных народов Севера Таймырского-Долгано-Ненецкого муниципального района Красноярского края (далее - МА ОО КМНС ТДН МР КК) Геннадий Щукин . 

В этом обращении, подписанном 38 участниками «Абориген форума», неформального объединения представителей и экспертов 22 народов Севера, Г.К. Щукин просил все ветви власти помочь справедливо решить проблемы по обеспечению условий учета интересов населения, для которого охота является основой существования, в том числе, коренных малочисленных народов Севера . 

«Аукционы поставили общины вне зоны доступа к биоресурсам. Федеральные законы в регионах работают на коммерческую выгоду, искажаются в угоду предпринимателей, которые готовы выложить большие суммы денег в бюджеты, через аукционы, что бы овладеть доступом к биоресурсам (в Эвенкии цена дошла до 5 000 000 рублей). Получив доступ к биоресурсам, предприниматель диктует свои условия и цены. Находит способы скупать через лицензии (разрешения), выданные для промысловой охоты, рыбалки у населения, что запрещено законом. В апреле 2014 году на Таймыре, после результатов аукциона фактическим арендатором нескольких общинных охотничьих угодий стал норильский предприниматель, где охотятся его сотрудники… 

Ситуация в регионах такова, Местных жителей судят за то, что они добывают мясо даже для личных нужд (решение суда прилагаю)». - сообщалось в обращении Геннадия Щукина. 

Он предлагал пути решения проблемы: «Просим Вас рассмотреть вопрос о внесении соответствующих изменений в № 209-ФЗ от 24 июля 2009 г.. «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и установления обязательства для органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации предоставлять общинам, заключившим ранее договор аренды земельных участков, как аренду на срок действия охотхозяйственного соглашения, без проведения торгов». Все адресаты ответили вежливо, сообщая, что Ваши предложения будут учтены. Но, с тех пор, изменений в законодательстве не произошло http://www.csipn.ru/images/stories/publications/Mir_k_n/MKN-2016.pdf , стр.85-91).

Отправителя обращения Геннадия Щукина и членов его объединения семейно-родовых общин с декабря 2014 г. судят за незаконную охоту, и третий год лишают лимита на традиционную охоту,
 который они, согласно закону, запрашивают в Министерстве природных ресурсов и экологии Красноярского края.

Судебное дело, о котором упомянул в своем обращении в органы государственной власти Г.К. Щукин, было проанализировано юристом, доктором юридических наук, специалистом в области прав коренных народов России, автором монографии «Коренные малочисленные народы Севера в Российском праве» (М. 2010) и многих статей, в том числе, «Право коренных малочисленных народов на традиционное природопользование (на примере охоты)» (Государство и право. № 11.2016. С.32-42). Описывая правовую ситуацию в области традиционной охоты В.А. Кряжков перечислял: Федеральный закон “О животном мире” от 24 апреля 1995 г.12 наделяет представителей коренных малочисленных народов в области использования животного мира особыми правами. В частности, признается, что они имеют: право на использование традиционных методов добычи объектов животного мира и продуктов их жизнедеятельности, которое может осуществляться как индивидуально, так и коллективно – общинами, союзами охотников, собирателей, рыболовов и иных (ст. 48); право (в лице граждан, относящихся к коренным малочисленным народам, и их объединений) на приоритетное пользование животным миром, что предполагает первоочередной выбор промысловых участков представителями данных народов, установление для них льгот относительно сроков и районов добычи объектов животного мира, исключительного права на добычу определенных объектов животного мира. (ст. 49). Налоговый кодекс РФ от 5 августа 2000 г.13: освобождает от налогообложения доходы, получаемые членами общин малочисленных народов Севера, занимающихся традиционными отраслями хозяйствования, от реализации продукции, получаемой в результате ведения ими традиционных видов промысла (п. 16 ст. 217); не признает объектами налогообложения объекты животного мира и объекты водных биологических ресурсов, пользование которыми осуществляется для удовлетворения личных нужд представителями коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности данной категории плательщиков. Лимиты на использование объектов животного мира и лимиты и квоты на добычу (вылов) водных биологических ресурсов для удовлетворения личных нужд устанавливаются органами исполнительной власти субъектов Федерации по согласованию с уполномоченными федеральными органами исполнительной власти (ч. 2 ст. 333.2). Федеральный закон «О некоммерческих организациях» от 12.01.1996 N 7-ФЗ (ред. от 14.11.2017) признает право общин на предпринимательсткую деятельность. Федеральный закон «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты» от 24.07. 2009 предоставляет коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока право осуществлять охоту в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности осуществляется свободно (без каких-либо разрешений) в объеме добычи охотничьих ресурсов, необходимом для удовлетворения личного потребления (п.2.чт.19) и использовать продукция охоты, полученной при осуществлении охоты в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности, для личного потребления или реализции организациям, осуществляющим деятельность по закупке продукции охоты (п.3 ст.19) . В соответствии с п. 2 ст. 333.2 НК РФ. Постановлением Правительства Красноярского края от 25.09.2008 № 103-п «Об установлении, лимитов использования объектов животного мира для удовлетворения личных нужд» установлены лимиты использования объектов животного мира для представителей КМНС, для которых охота и рыболовство являются основой существования, из расчета на 1 человека на 1 календарный год. Согласно данному постановлению лимит добычи дикого северного оленя на территории Таймырского Долгано - Ненецкого района Красноярского края составляет 8 особей ( В.А. Кряжков. Ук.соч.стр 33-34).

Отмечая противоречия действующего федерального законодательства в области традиционной охоты 
В.А. Кряжков также указал: «Закон об охоте не распространяет установленный Федеральным законом “О животном мире” принцип приоритетного пользования животным миром, включающий в себя предоставление первоочередного выбора промысловых угодий для представителей коренных малочисленных народов и их объединений в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности данных народов. Соответствующие угодья (земельные и лесные участки) лица из числа этих народов и их общины могут получать на равных условиях с другими по результатам аукционов на право заключения охотхозяйственного соглашения с внесением денежных средств в качестве обеспечения заявки на участие в аукционе и последующей оплаты аренды обретенных участков (ст. 13, 25, 28 Федерального закона об охоте). Необходимо также отметить, что на аукционы выставляются без каких-либо ограничений охотничьи участки, на которых коренные народы столетиями занимались традиционной хозяйственной деятельностью. В результате, с одной стороны, представители названных народов и их общины, в силу отсутствия денежных средств, не способны конкурировать с иными хозяйствующими субъектами в получении права на осуществление промысловой охоты, а с другой – утрачивают свои территории традиционного природопользования и контроль над ними, что сокращает их возможности для ведения традиционной охоты и развития традиционной экономики, способно привести к деградации охотничьей культуры северных народов (Кряжков. 2016. ук.соч. с. 40-42).

Внимание автора привлек «приговор мирового судьи от 16 июня 2015 г. по делу А. С. Порбина – представителя северного народа (нганасанина), который был обвинен в совершении преступления, предусмотренного п. “б” ч. 1 ст. 258 УК РФ – незаконная охота, если это деяние совершено с применением механического средства. Ему было назначено наказание в виде денежного взыскания штрафа в размере 100 тыс. руб. с освобождением от указанного наказания по амнистии. При этом преступными рассматривались действия названного лица, состоявшие в том, что он, реализовав свое право на добычу оленя в пределах квоты для коренных народов, сверх этого по просьбе сестры и больного племянника, имеющих также право на традиционное природопользование, дополнительно добыл для них оленей, не выходя за установленный их лимит. В мотивировочной части приговора указывалось, что право на отстрел оленей не может кому-либо передаваться и, соответственно, все, что было добыто А. С. Порбиным для родственников, не признавалось традиционной охотой, требовало специального разрешения, которого у охотника не было. Именно в этой части его действия квалифицировались как незаконная охота. Схожие характеристики имеет и дело Г. К. Щукина, являющегося президентом местной Ассоциации общественных объединений коренных малочисленных народов Севера названного муниципального района, которому в апреле 2016 г. было предъявлено обвинение в совершении того же преступления, предусмотренного п. “а”, “б” ч. 1 ст. 258 УК РФ. Его суть, по версии следствия, заключалась в том, что обвиняемый ввел в заблуждение руководителей общин коренных малочисленных народов, разъяснив им правомочность добычи диких оленей в пределах установленных квот для лиц, относящихся к данным народам (в режиме охоты в целях обеспечения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности – традиционной охоты). Причем отстрел этих оленей, полагал президент Ассоциации, мог производиться не только каждым из них самостоятельно, но и, по решению общины, уполномоченным охотником – членом общины. Общины так и поступили, а Г. К. Щукин стал фигурантом дела, совершившим названное выше преступление “посредством” руководителей общин с использованием их охотничьих оружий и снегоходов, а также организации реализации добытых оленей. 
Обвинение строилось на том, что члены общины вправе только персонально осуществлять традиционную охоту, а община не может собственным решением делегировать их право вести отстрел оленей одному из своих членов в интересах каждого и общины в целом (Кряжков Ук. соч.с. 32).

Мировой судья, рассмотрев в предварительном слушании материалы данного дела, пришел к выводу, что в обвинительном акте не раскрыта объективная сторона вменяемого Г. К. Щукину преступления и сам акт составлен с существенными нарушениями требований УПК РФ. С учетом этого было вынесено постановление от 11 мая 2016 г. о возврате прокурору Таймырского района указанного уголовного дела для устранения отмеченных нарушений закона. Прокурор обжаловал данное решение в районный суд . Процесс пока не завершен», писал В.П. Кряжков в 2016 г. ( Ук. соч.с. 32). Завершая правовой анализ ситуации В.А. Кряжков делает вывод :«Таймырские дела» – частный случай, но он высвечивает общие проблемы традиционного природопользования коренных малочисленных народов в Российской Федерации. С одной стороны, обрисовываются пробелы правового регулирования в рассматриваемой сфере, создающие предпосылки для ущемления прав названных народов, а с другой – показывается, что правоохранительные органы и суды не ориентированы на применение законодательства с учетом культурных и иных особенностей северных народов, хотя такие требования нормативно закреплены, и, как результат, не достигаются цели объективного и справедливого разрешения “аборигенных” дел». (Кряжков. 2016. ук.соч. с. 42).

В ноябре 2017 г. процесс по данному делу возобновился. Как сообщил Г.К. Щукин в письме коллегам из «Абориген форума» от 3 декабря 2017 г. : «Этот суд идёт с 2014г. Сначала полиция вынесла Постановление о прекращении уголовного дела. Прокуратура настояла возбудить уголовное дело. Было два мировых суда. Первый мировой суд и второй мировой суд вынесли решение о возврате дел прокурору. Прокуратура решение второго мирового суда оспаривать не стала. Теперь прокуратура снова возбудило уголовное дело, но как новое, где я подстрекатель незаконной охоты, с теми же обвиняемыми, которые стали свидетелями. Раньше было по ч.1 ст 258 УК РФ, а теперь ч.3 ст. 33; по ч.2 ст 258 УК РФ». Ознакомиться с новым делом можно по ссылке https://yadi.sk/d/lxsIvABf3RDiSX файл PDF«Обвинительный акт»)

28 декабря 2017 г. Дудинский районный суд Красноярского края вынес Г.К. Щукину Приговор:

«Щукина Геннадия Кирилловича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 33 ч. 2 ст. 258 УК РФ и назначить ему наказание в виде денежного взыскания штрафа в размере 120000 (сто двадцать тысяч) рублей.

Освободить Щукина Геннадия Кирилловича от назначенного наказания на основании п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» от 24.04.2015 года № 6576-6 ГД.

Меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке до вступления приговора в законную силу оставить без изменения, по вступлению приговора в законную силу отменить» (Полный текст Приговора см. https://yadi.sk/d/lxsIvABf3RDiSXфайл PDF «Приговор).

Текст Приговора чрезвычайно интересен тем, что, с одной стороны, содержит множество фактов, приведенных свидетелями из числа коренных народов, свидетельствующих в пользу Г.К. Щукина, а, с другой стороны, особенностями противоречивого толкования законов свидетелями, имеющими отношение к федеральным органам государственной власти, отвечающих за организацию деятельности в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов на территории Таймырского Долгано-Ненецкого и Эвенкийского районов.

В частности, в тексте приговора показано, что свидетели из числа коренных народов, проходившие по делу, и названные в тексте приговора то, лицом 1, 2, 3, 4, то «лицом, уголовное преследование в отношении которого прекращено по нереабилитирующему основанию» с уважением относятся к Г.К. Щукину. Их свидетельские показания схожи. Например, «свидетель Аксенова С.С., которая в зале суда показала, что она является главой семейной родовой общины «Старый Авам», до 2011 года проживала в пос. Усть – Авам, в настоящее время проживает в г. Дудинка, где имеет постоянное место работы. Членами семейной родовой общины «Старый Авам» являются ее дети, внуки и правнуки. С целью сохранения ведения традиционного образа жизни КМНС в 2008 году ею была образована указанная община. В связи с ее юридической неграмотностью в оформлении документов в ее регистрации ей помогал Щукин Г.К., которого она очень давно знает и доверяет ему. Кроме этого, по любым вопросам, касающимся деятельности семейной родовой общины, в случае возникновения каких - либо сложностей, она всегда обращается к Щукину Г.К., поскольку он является президентом местной ассоциации общественных объединений КМНС ТДН района, имеет высшее образование, ориентируется в действующем законодательстве. Поскольку она полагалась на знания Щукина Г.К., доверяла ему, поручила разрешать ряд вопросов, касающихся деятельности семейно - родовой общины «Старый Авам»,,для чего выдала ему доверенность от имени общины в 2014 году. Сама она в действующем законодательстве, касающемся осуществления охоты, не ориентируется, охотится, как и все в поселках, не вникая в действующие правила охоты, исходя из своих потребностей и нужд… Из всех членов общины лишь у троих имеются охотничьи билеты с отметками об охоте без специального разрешения. Остальные члены общины являются несовершеннолетними и соответственно охотничьих билетов… не имеютЗа данных сданных ими 35 оленей ее сын от Сахиба получил три 200-литровых бочки бензина АИ-92 и 24 листа ДВП (т. 2 л.д. 166-167)».

При этом, никто не выразил недовольства результатами организованного Г.К. Щукиным «бартера»: «показаниями свидетеля Аксенова Е.Б. …Он сказал Щукину Г.К., какие товары общине необходимы в обмен на добытые туши оленей, такой товар и привезли в поселок на машинах. Он сдал мясо в обмен на бензин, масло для снегохода, санки и стройматериалы» (т. 2 л.д. 170-171. т. 4 л.д. 240-241), «- показаниями свидетеля Аксенова А.К., который в зале суда показал, что в 2014 году помогал маме, Аксеновой С.С. в охоте на дикого северного оленя. Всего было добыто 35 или 36 особей оленя. 20 из них поменяли на снегоход, который отправил им Щукин Г.К., а 15 туш обменяли на две бочки бензина и ДВП»; «- показаниями свидетеля Анциферова В.А., который в зале суде показал, что является председателем семейной родовой общины «Батайка». В 2014 году он обращался к Щукину Г.К. за советом, интересовался, сколько особей дикого северного оленя можно добыть для нужд семьи. В охотничий сезон 2014 года он добыл 123 туши дикого северного оленя, которые позже поменял на продукты питания и бензин… За сданных им 123 туши дикого северного оленя он от Сахиба (водителя грузовика – ОМ) получил 24 200-литровых бочки бензина АИ-92 и 32 литра моторного масла (том 2 л.д. 168-169, том 5 л.д. 29,36-37)» ( копия Приговора. С. 3-5.).

Суд внес в текст приговора, как подтверждение виновности Г.К. Щукина, «-сообщение Министерства природных ресурсов и экологии Красноярского края от 21.09.2015 года, из которого следует, что члены семейных родовых хозяйств могут использовать для удовлетворения личных нужд 8 (восемь) особей дикого северного оленя в течение одного календарного года без разрешений на добычу охотничьих ресурсов при наличии охотничьего билета единого федерального образца и проставленной в нем отметки «Охота в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности осуществляется свободно (без каких- либо разрешений) в объеме добычи охотничьих ресурсов, необходимом для удовлетворения личного потребления», и только тем лицом на чье имя выдан охотничий билет с проставленной в нем отметкой. Передача права на добычу охотничьих ресурсов другому лицу исключается. Для ведения промысловой охоты на дикого северного оленя члены семейно- родовых хозяйств, в соответствии с требованиями ст. 13 ФЗ «Об охоте», должны иметь разрешение на добычу охотничьих ресурсов в общедоступных охотничьих угодьях, а в закрепленных охотничьих угодьях помимо разрешений на добычу охотничьих ресурсов должно быть охотхозяйственное соглашение или путевка (договор об оказании услуг в сфере охотничьего хозяйства) (т. 2 л.д. 51-53). Эти показания были даны ведущими специалистами: свидетелем Коробкиным А.В., допрошенным в ходе судебного следствия, который показал, что работает в Министерстве природных ресурсов и экологии Красноярского края начальником отдела по организации деятельности в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов на территории Таймырского и Эвенкийского районов и представителем потерпевшего (Г.К. Щукин причинил Российской Федерации материальный ущерб в размере 9765000 рублей, который является крупным) Хребтова Я.Л., допрошенного в ходе судебного следствия, из показаний которого следует, что в настоящее время он работает главным специалистом - государственным инспектором отдела организации деятельности в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов на территории Таймырского Долгано-Ненецкого и Эвенкийского районов (https://yadi.sk/d/lxsIvABf3RDiSX файл PDF «Приговор». Далее –копия Приговора. С.6).

К сожалению, утверждения этих специалистов противоречат российскому законодательству.

1. «Передача права на добычу охотничьих ресурсов другому лицу исключается». Но федеральный закон «О животном мире» предусмотрел такую возможность именно для коренных малочисленных народов. В ст. 49 этого закона сказано: «Переуступка права на приоритетное пользование животным миром гражданам и юридичсеким лицам, не указанным в части первой ст. 48 настоящего Федерального закона, запрещена». А в ч.1 ст. 48, как и в части 1 ст. 49, непосредственно описывающей право приоритетного пользования животным миром, сказано: «Коренные малочисленны народы и малочисленные этнические общности, самобытная культура и образ жизни которых включают традиционные методы охраны и использования животного мира, граждане, принадлежащие к этим группам населения и их объединения имеют право на приоритетное пользование животным миром на территориях традиционного расселения и традиционной хозяйственной деятельности». То есть, учитывая культурные особенности коренных народов Севера, законодатель в 1995 г. предусмотрел возможность для членов семей и общин охотника, передачу ими своего права на охотничью добычу, чтобы охотник мог производить добычу дикого северного оленя для удовлетворения потребностей всех членов общины, что также предусмотрено обычаями и ведением традиционного образа жизни КМНС и отражено в ГК РФ, Федеральном законе от 30.04.1999 № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации”, Федеральном законе от 20.07.2000 N 104-ФЗ "Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации».

2. «Для ведения промысловой охоты на дикого северного оленя члены семейно- родовых хозяйств, в соответствии с требованиями ст. 13 ФЗ «Об охоте», должны иметь разрешение на добычу охотничьих ресурсов в общедоступных охотничьих угодьях…»

Но представители коренных малочисленных народов ведут не промысловую охоту, а охоту в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности. В ст. 13 ФЗ об охоте речь идет конкретно о промысловой охоте, там не указано, что члены семейно- родовых хозяйств, ведущие охоту в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности» должны иметь перечисленные документы . Это разные виды охоты, как указано в ст. 12 закона об охоте.

3. Что касается «наличия охотничьего билета единого федерального образца и проставленной в нем отметки «Охота в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности осуществляется свободно (без каких-либо разрешений) в объеме добычи охотничьих ресурсов, необходимом для удовлетворения личного потребления», то это вопрос к сотрудникам федерального ведомства, которое представляют указанные свидетель и представитель потерпевшего, так как это прямая обязанность данного ведомства выдавать представителям коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока эти охотничьи билеты. Почему они не организуют своевременную выдачу этих билетов?

Такая предвзятость в толковании законодательства, подмена понятий и смыслов в суде и в своей профессиональной деятельности похожа на предумышленное введение в заблуждение.

Не она ли привела коренные народы Таймыра к унизительному и мучительному уголовному преследованию, длящемуся уже три года?

Не она ли служит причиной отказов в выдаче необходимых билетов и причиной необоснованных отказов в предоставлении предусмотренной законом квоты для осуществления охоты в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности?

В ответ на обращение президента МА ОО КМНС ТД МР КК Г.К. Щукина о выделении лимитов дикого северного оленя для охотников-общинников Ассоциации на сезон 2017-2018 г. в Министерство природных ресурсов края был получен отказ по следующим основаниям: «Действующим законодательством в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов понятие «объем, необходимый для удовлетворения личных нужд» не определено, установление квоты добычи охотничьих ресурсов для осуществления традиционной охоты представителями коренных малочисленных народов Севера, не являющихся охотпользователями, не предусмотрено.

…Квоты добычи дикого северного оленя на территории Красноярского края в период с 1 августа 2017 года по 1 августа 2018 года утверждены указом Губернатора Красноярского края от 31.07.2017 № 184-уг «Об утверждении лимита добычи охотничьих ресурсов на территории Красноярского края в сезоне охоты 2017-2018 годов» (приложение № 5), согласно которому общий объем добычи дикого северного оленя для Таймырского Долгано-Ненецкого района составляет 33830 особей, в том числе для общедоступных охотничьих угодий 2000 особей…

…При получении разрешения на добычу объектов животного мира в соответствии с Налоговым кодексом РФ и приказом Минприроды России от 29.08.2014 № 379 «Об утверждении порядка оформления и выдачи разрешений на добычу охотничьих ресурсов, порядка подачи заявок и заявлений, необходимых для выдачи таких разрешений, и утверждении форм бланков разрешений на добычу копытных животных, медведей, пушных животных, птиц» (далее Приказ № 379) организации, физическому лицу или индивидуальному предпринимателю необходимо оплатить сбор за пользование объектами животного мира и государственную пошлину.

Учитывая изложенное, министерство вынуждено отказать в выделении квот добычи дикого северного оленя для личных нужд членов общины коренных малочисленных народов Севера Местной Ассоциации общественных объединений коренных малочисленных народов Севера Таймырского-Долгано-Ненецкого муниципального района, в рамках утверждённых квот добычи для общедоступных охотничьих угодий в сезоне охоты 2017-2018 годов. Для получения охотниками разрешений на добычу дикого северного оленя на территории общедоступных охотничьих угодий, в целях осуществления любительской и спортивной охоты, в соответствии с Приказом № 379, можно подать заявление в подразделения министерства на территории Таймырского Долгано-Ненецкого района по адресам: г. Норильск, ул. Московская, 19 «а» г. Дудинка, ул. Горького, 49 с.п. Хатанга, ул. Советская, 18». Подписано начальником отделапо организации деятельности в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов на территории Таймырского и Эвенкийского районовМинистерства природных ресурсов и экологии Красноярского края Коробкиным А.В. (https://yadi.sk/d/lxsIvABf3RDiSX файл PDF «Ответ МПР Красн-края).

Основания отказа в предоставлении квоты коренным малочисленным народам выглядят неубедительно и вызывают вопросы, а предложение получить платные разрешения на добычу дикого северного оленя на территории общедоступных охотничьих угодий, в целях осуществления любительской и спортивной охоты в подразделении того же ведомства выглядит издевательством и противоречат п. 2 ст. 333.2 Налогового Кодекса РФ.

Почему так распределена квота : «общий объем добычи дикого северного оленя для Таймырского Долгано-Ненецкого района составляет 33830 особей, в том числе для общедоступных охотничьих угодий 2000 особей»? Или площадь этих угодий недостаточна (по закону об охоте должна составлять не менее 20% от всех охотничьих угодий субъекта), или общедоступные угодья оказались малопродуктивными?

Кому же тогда принадлежат остальные охотничьи угодья, если в тексте Приговора отмечено, по показаниям «представителя потерпевшего» Хребтова Я.Л.: «в Красноярском крае еще не проведено охотхозяйственное устройство и аукционы о заключении охотхозяйственных соглашений не объявлялись» ?(стр.8 PDF файла Приговора).

Почему в Таймырском-Долгано-Ненецком муниципальном районе не обеспечивается право коренных народов Севера на приоритетный доступ к объектам животного мира, предоставленное им Федеральным законом «О животном мире», в том числе, и к районной квоте на добычу северного оленя, если известно, что в районе проживает более 10 тысяч представителей коренных малочисленных народов (по данным Всероссийской переписи населения 2010 года)?

Известно также, что «На Таймыре дикая популяция — чуть более 400 тысяч особей, но и это на 26% меньше, чем в 2009 году» . Известны также и причины убыли диких северных оленей, так как на Таймыре обнаружены кладбища трупов диких северных оленей с отрезанными языками и пантами, а виновные в этих преступлениях не обнаруженыhttps://www.novayagazeta.ru/articles/2017/02/01/71363.

Но к коренным народам эти преступления отношения иметь не могут, так как они добывают оленя для пропитания и реализации в обмен на необходимые им для жизнеобеспечения и охоты товары, о чем свидетельствует и текст Приговора.

Ответа на вопрос, почему охотники общин, входящих в МА ОО КМНС ТД МР КК и члены их семей из поселка Старый Авам, где все они проживают, и где до сих пор прописан Г.К. Щукин, оказались лишенными на охотничий сезон 2017-2018 г. основного источника традиционного питания и жизнеобеспечения в нарушении федеральных законов, мы получить не смогли ни из СМИ, ни из материалов дела Г.К. Щукина.

Хотя косвенный ответ там все же имеется и содержится он в показаниях «представителя потерпевшего» Хребтова Я.Л.: «У семейных родовых общин «Старый Авам», «Батайка», «Кюн Таксара» не имелось долгосрочной лицензии с выделением в установленном порядке определенной территории для добычи дикого северного оленя на территории Таймырского района. Такого рода лицензии последний раз выдавались 2011 году. Позже стали заключаться охотхозяйственные соглашения. В отношении названных семейных родовых общин такие охотхозяйственые соглашения заключены не были, потому что в Красноярском крае еще не проведено охотхзяйственное устройство и аукционы о заключении охотхозяйственных соглашениях не объявлялись» (Копия Приговора с.ь5). То есть, долгосрочные лицензии с выделением в установленном порядке определенной территории для добычи дикого северного оленя на территории Таймырского района выдавались общинам последний раз в 2011 г. , затем коренным народам перестали выдавать эти лицензии, но не выдавали и охотничьи билеты «установленного образца», в то же время, не заключались с общинами и охотхозяйственные соглашения в ожидании проведения охотхзяйственного устройства и аукционов . То есть, преднамеренно или нет, в районе для представителей коренных народов вследствие бездействия органов государственной власти на долгое время (с 2011 г.) были созданы условия, в которых они не могли законно осуществлять охоту для личных нужд. Чем это можно объяснить? Создается впечатление, что вызвано это бездействием и желанием двух главных государственных чиновников отдела по организации деятельности в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов на территории Таймырского и Эвенкийского районов Министерства природных ресурсов и экологии Красноярского края, начальника отдела Коробкина А.В. и главного госинспектора Хребтова Я.Л., как можно дольше распоряжаться вверенными им государственными ресурсами, охотничьими угодьями и квотами на объекты животного мира, по собственному усмотрению.

И еще одна интересная новелла, вытекающая из текста Приговора. Вот несколько цитат: «Виновность Щукина Г.К. в инкриминируемом ему деянии подтверждается также:
- заявлением директора ПХ «Пясино» Саломатова В.В.(КУСП 492 от 23.01.2015г. ОМВД по г. Норильску), в котором сообщалось, что в период с 21 по 23.01.2015 года по маршруту п. Усть-Авам - г. Норильск, предположительно без разрешительных документов на двух автомобилях с государственными номерами О 571 АА, М 273 АА осуществляется перевозка мяса дикого северного оленя» (т. 1 л.д. 9); с.8 копии Приговора). « из показаний представителя потерпевшего Хребтова Я.Л… В конце января 2015 года ему позвонил охотовед ОПХ «Пясино» Шаповалов Г. и сообщил, что на ул. Энергетическую, 7/а, района Талнах г. Норильска, где находится база мясоперерабатывающего предприятия «Золотой олень», из поселка Усть-Авам прибыли две машины, груженные мясом дикого северного оленя. .. Он выехал по указанному адресу, где обнаружил два грузовых автомобиля марки «Урал», в которых находились туши дикого северного оленя. Определить половую принадлежность туш не представлялось возможным, т.к. туши оленей были уже без шкур и полностью разделаны. Он поинтересовался у водителей автомобилей, откуда привезено мясо, они ответили, что из п.Усть-Авам, представили товарно-транспортную накладную на перевозимое мясо и ветеринарную справку. Других документов, подтверждающих законность добычи дикого северного оленя, у водителей не было. Также они пояснили, что владельцем груза является Щукин Г.К. По данному факту он сделал сообщение в полицию, после чего на место прибыла следственно-оперативная группа». (С. 5 копии Приговора).

Из показаний Щукина Г.К. «местные жители делятся с ним насущными проблемами, в частности жители пос. Усть - Авам жаловались ему на то, что предприниматель Саломатов В.В. принимает добытую продукцию охоты, а именно мясо дикого северного оленя, по крайне невыгодной для них цене. Они в свою очередь, не имея возможности иным способом сбыть добычу, вынуждены обменивать мясо добытого оленя на продукты питания и иной необходимый товар по завышенным ценам в магазине Саломатова В.В. и Анискович. Так. В сентябре 2014 года к нему в офис, расположенный по ул. Щорса г. Дудинка пришел Анциферов В.А. и пожаловался ему на Саломатова В.В. по поводу установления им низкой цены на мясо дикого северного оленя при его приемке. Он пообещал ему, что поможет организовать ему вывоз мяса оленя из поселка по более выгодной для него цене, для чего договорится с предпринимателями и подготовит для этого необходимые документы». (С. 3 копии Приговора).

Таким образом, стремление коренных жителей Усть-Авама получить экономическую самостоятельность для своих общин и попытка в 2015 г. избавиться от зависимости от местного магазина некоего «предпринимателя В.В. Саламатова» (полного тезки директора ПХ «Пясино») и Анискович», поддержанные действиями Г.К. Щукина, с помощью звонка бдительного охотоведа ОПХ «Пясино» Шаповалова Г. главному инспектору Хребтову Г.Я. и заявления директора ПХ «Пясино» Саломатова В.В.(КУСП 492 от 23.01.2015г. ОМВД по г. Норильску) были решительно (но не надолго) пресечены действиями главного инспектора Хребтова Г.Я. Как известно из Приговора, груз был задержан полицией в г. Норильске, «По этому поводу он (Г.К. Щукин) давал объяснения полиции г. Норильска, предоставлял документы, после чего, через некоторое время, туши дикого северного оленя были возвращены ему по расписке. Их впоследствии он передал Сахибу и дальнейшая их судьба ему неизвестна» (С.5 копии Приговора).

Еще любопытно, что «Вещественные доказательства: карабин «Сайга» к.7.62-39 №1015888 оставить по принадлежности Аксеновой С.С., гладкоствольное охотничье ружье «ИЖ-43Е» к. 12 № 53109 и раму от снегохода «Ямаха» без государственных регистрационных знаков оставить по принадлежности у Аксенова Е.Б., гладкоствольное охотничье ружье «Маверик» к. 12 № 608960 и снегоход «Тайга», без государственных регистрационных знаков оставить по принадлежности у Елогирь И.Б., карабин «Вепрь» к. 7.62-39 № НИ 8932 оставить по принадлежности у Анциферова В.А.» (С. 17 копии Приговора). Этим решением Приговора подтверждается факт, что данные представители коренных народов имели разрешение на оружие для охоты. Но оружие было возвращено законным владельцам только через два года после изъятия в 2015 г..

С тех самых пор общинники Усть-Авама не могут получить квоты на добычу дикого северного оленя, которые от имени президента Местной Ассоциации общественных объединений коренных малочисленных народов Севера Таймырского-Долгано-Ненецкого муниципального района Красноярского края просит предоставить им Геннадий Щукин. И на текущий сезон охоты 2017-2018 г. лимитов у них нет.

Между тем, судя по данным СМИ, в поселке Усть-Авам сложилась в эту зиму критическая обстановка. Как рассказала корреспонденту МК бывший депутат Стелла Кох в п. Волочанка: «недалеко от Волочанки есть поселок Усть-Авам, куда в этом году топливо не привезли. А там вокруг голая тундра — дров просто не найти. Продуктов в поселок тоже не завезли — ни каш, ни муки, — вступает в разговор другая собеседница, Нина Бетту. — Только после того, как люди начали писать в СМИ, администрация спохватилась и оформила спецрейс в поселок. — Продукты привезли? — Да нет, сами прилетели. Людей успокоить. А лучше бы они этот вертолет загрузили продуктами. Потому как в противном случае хоронить там придется не одного человека, а весь населенный пункт. Без угля и элементарной еды народ просто не выживет при зимних температурах минус 50».http://www.mk.ru/social/2017/12/06/podpolnye-pokhorony-zhiteley-taymyra-vozit-trupy-deneg-net.html .

Из этого диалога, записанного в таймырском поселке Волочанка 6 декабря 2017 г., следует страшный вывод, что лишение коренных жителей пос. Усть-Авам права на охоту на дикого северного оленя этой зимой может явиться для них смертным приговором.

Прав Геннадий Щукин, подготовивший апелляцию и намеревающийся дойти в поисках справедливого решении дела о праве на охоту для своих сородичей до Европейского суда по правам человека. Но есть опасение, успеет ли он в срок подать апелляцию в суд первой инстанциисуд огласил приговор 28 декабря, в предпоследний рабочий день 1917 г. , а на обжалование предоставил 10 суток с момента оглашения, то есть нерабочие дни рождественских каникул.

Этот неправедный суд, длящийся с 2014 г. над представителями коренных народов Таймыра, заслуживает пристального внимания Генерального прокурора Российской Федерации и международной общественности.


Ольга Мурашко, этнограф.

Моб. Тел. 8 (916) 4463935



По прогнозу сотрудников таймырского заповедника, через 7 лет, к 2025 году, от 500 тысяч голов в регионе останется 100—120. Дикий северный олень стремительно исчезает во всей арктической зоне России… По официальным данным, за год совокупное поголовье сократилось на 53 тысячи особей, составив на конец 2016 года, по данным Центрохотконтроля, 898 480 голов. Впрочем, и эта цифра условная. Формируется она исключительно на основании отчетов, предоставляемых раз в год регионами. Где-то данные берут «с потолка», копируя прошлогодние показатели до последней цифры, где-то сознательно завышают, получая право установить на отстрел квоту побольше (она зависит от величины популяции в районе). Заведующий отделом мониторинга Центрохотконтроля Павел Павлов говорит, что данные о численности оленя, которые поступают в их ведомство из регионов, сплошь сфальсифицированы, называет их «круговоротом туфты в природе»: «Что творится с учетами, никто не знает, неизвестно, сколько у нас оленя и других животных!» У федеральных надзорных органов функцию контроля за численностью давно отняли. https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/02/01/71363





Мнение автора может не совпадать с позицией редакции сайта


27 ноября 2015 г. Центр содействия коренным малочисленным народам Севера внесен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента. ЦС КМНС обязан размещать этот комментарий, исполняя требование существующего законодательства.





Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 
Яндекс.Метрика