// ЦС КМНС - В стране вулканов
ЦС КМНС / РИТЦ English version    На главную страницу Поиск по сайту (пока не работает)
 
ЦС КМНС / РИТЦ
<< < Июнь 2017 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 24 25
26 27 28 29 30    

ЦС КМНС член Арктического Университета

    Фонд "Батани"
batani
Абориген Экспо Тур
aborigen expo

Арктический Совет
arctic-council logo
Секретариат КН в АС
IPS logo

IWGIA
iwgia














 

 

В стране вулканов

kovran korychkaДля коренных народов Камчатского полуострова, который является “рыбной провинцией” Российской Федерации, борьба за права на доступ к рыбным ресурсам является критически важной.









В России проживают 40 коренных народов, которые выделены российским законодательством в особую категорию “коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации”. Это обобщающий термин, обозначающий народы, численность которых не превышает 50 тыс. человек и которые населяют две третьих российской территории, в основном в Арктике и Азии. Численность коренных народов Российского Севера менее 0,2 процента от общей численности населения России (около 250-300 тыс. человек). Их традиционный образ жизни основывается на рыболовстве, охоте, оленеводстве, собирательстве и других видах традиционной хозяйственной деятельности. Более двух третей этих народов продолжают жить в сельской местности, где традиционная деятельность продолжает оставаться незаменимым источником питания и доходов. Вследствие того, что коренные народы Российского Севера продолжают вести традиционное природопользование, большинство из них, особенно кочевые народы, нуждается в гораздо большей территории для поддержания своего существования, чем иное население России. Сегодня коренные народы Севера продолжают оставаться одним из самых уязвимых слоев населения в стране, как в области социального- экономического развития, так и по продолжительности жизни, которая находится гораздо ниже средне-национального уровня.

Полуостров Камчатка находится на Северо-Востоке Евразии и омывается водами Охотского, Берингова морей и Тихого океана. Камчатку часто называют “Страной вулканов”, потому что полуостров находится в сейсмической зоне. Камчатка также является “рыбным цехом” России. Она широко известна своими, богатыми рыбой и другими водными биоресурсами, водами. Камчатка один из регионов России с высоко развитой рыбной промышленностью, которая доминирует в экономике региона. Камчатские побережья являются одними из самых высокопродуктивных рыболовных зон мирового океана. Доля Камчатки в общем вылове рыбы на Дальнем Востоке России составляет 32 процента, что составляет около 21 процента общего вылова Российской Федерации. Рыбная промышленность Камчатки ежегодно производит около 700 тыс. тонн рыбных и других водных биоресурсов ежегодно.

Главные реки полуострова знамениты своим лососем. Коренные народы полуострова во многом зависят от охоты, оленеводства или собирательства, однако исторически рыболовство играло ключевую роль в традиционном образе жизни местного населения и наиболее важную роль играл летний лососевый промысел.

ЗАИНТЕРЕСОВАННЫЕ СТОРОНЫ

В тоже время предприятия рыбной промышленности являются основой региональной экономики и одними из основных плательщиков в местный бюджет. Таким образом доступ к рыбопромысловым участкам и квотам является критически важным для всех заинтересованных сторон, включая местную администрацию, бизнес и коренные народы. Общины коренных народов в данном случае являются невольными соперниками больших рыбопромысловых компаний, т.к. благополучие и той, и другой стороны зависит от одних и тех же ресурсов. Таким образом права коренных народов на водные биоресурсы часто нарушаются органами власти или коммерческими компаниями, которые захватывают традиционные рыбопромысловые участки коренного населения. Также ими практикуется несправедливое распределение рыбных квот в пользу рыбного бизнеса. Кроме того, они продвигают несправедливое законодательство, которые ограничивают права коренных народов на рыболовство.

В этой связи показательной является история ительменской общины Ковран из Северо-Западной части полуострова на побережье Охотского моря. Ительмены - наиболее древние жители Камчатки. Археологические раскопки ительменских поселений показывают, что этот народ живет на Камчатки уже в течение 15 тыс. лет и с первобытных времен лососевый промысел, а также ловля других видов рыб, например, корюшки служил круглогодичным источником их питания.

В течение лета ительмены ловили и затем высушивали рыбу, а также квасили её в специальных ямах, заготавливая припасы на долгую зиму. Для того, чтобы ловить корюшку они использовали специальные ловушки, которые позволяли вылавливать рыбу без участия человека. Кислая рыба использовалась для корма собак, которые ранее использовались как основной вид транспорта. Важным видом традиционной хозяйственной деятельности ительменов была охота, в том числе охота на нерпу, медведя и других животных. Основными праздниками были весеннее празднование в честь появления первых лососей в реках и осенний праздник благодарения Природе - Алхалалалай.

В это время ительмены жили практически на всей территории Камчатского полуострова. В дальнейшем, вследствие конфликтов, болезней и ассимиляционных процессов сначала в Российской Империи, а затем в Советском Союзе, ительменское население значительно сократилось. Сегодня на Камчатке проживают лишь три тысячи ительменов. Деревня Ковран, которая считается столицей ительменского народа, в свое время являлась центром осуществленного советским режимом насильственного переселения коренного населения из более мелких поселений, раскиданных по побережью. На сегодня это единственный населенный пункт, в котором ительмены составляют большинство - около 300 человек. Ительменский язык быстро исчезает и на сегодня лишь несколько представителей этого народа говорят на родном языке. Основным средством общения является русский язык.

В советское время основное население Коврана работало в местном государственном рыболовном предприятии (рыболовецкий колхоз), которое заготавливало рыбу для государственных нужд, в том числе используя ительменские традиционные рыболовные орудия и участки. В качестве компенсации государство гарантировало рыбакам заработную плату, давало возможность бесплатного образования детей в средней школе, а также обеспечивало местное население другими государственными услугами. После распада Советского Союза местная экономика была разрушена, рыболовные предприятия коренных народов приватизированы, а сами коренные народы были вынуждены учиться выживать без поддержки со стороны государства.

В начале 1990х население Коврана приняло решение организовать собственное рыболовное предприятие и начать рыбалку самостоятельно на своих традиционных участках в районе реки Ковран. Выловленную рыбу, в первую очередь корюшку, доставляли на рыбоперерабатывающие заводы соседнего села Усть-Хайрюзово. Взамен ковранцы получали половину своего улова в замороженном виде, который затем продавали на коммерческие корабли, курсировавшие вдоль побережья Камчатки.

Попутно ительмены Коврана также начали восстанавливать свои традиционные культурные церемонии, в том числе празднование появления первого лосося весной и осенний обряд благодарения природы Алхалалалай, что сделало общину привлекательной для исследователей и туристов. В 1998 г. община при поддержке региональной администрации Корякского автономного округа (КАО) инициировала создание территории традиционного природопользования (ТТП) “Тхсаном”, которая стала первой официально признанной подобной территорией в России, специально созданной с целью развития традиционной экономики, культуры и самоуправления коренных народов. Основываясь, в том числе, на опыте этой территории Правительство России позднее разработало федеральный рамочный закон “О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации”.

Община вместе с Администрацией округа и экологическими организациями начала разрабатывать планы экономического развития и самоуправления вновь образованной ТТП, включая создание сети информационных центров, развитие образовательных программ, а также строительство охранных постов для защиты от браконьеров.

Вскоре сушеная корюшка стала одним из самых популярных снэков (сухих закусок к пиву) на Камчатке и в России в целом. Цены на нее поднялись и в 1999 году ковранцы решили построить собственные морозильные мощности в самом Ковране с целью увеличить доходы общины. Губернатор КАО поддержала данную инициативу, и община получила финансовую поддержку со стороны региона на покупку необходимого оборудования. В этот период и сама община, и территория традиционного природопользования “Тхсаном” рассматривались как примеры устойчивого развития коренных народов России.

Но в 2001 году новый губернатор, которым стал геолог и глава крупнейшей на полуострове золотодобывающей компании, используя пробелы в федеральном законодательстве, отменил создание ТТП “Тхсаном”, подорвав таким образом самоуправление ительменской общины Коврана. Ительмены подали в суд, для того, чтобы отменить решение губернатора и после нескольких уровней судебных разбирательств в 2003 году обратились в Европейский суд по правам человека, требуя восстановления территории традиционного природопользования и возобновления территориального самоуправления ительменской общины. Однако земельные вопросы не входят в компетенцию Европейского суда, что не позволило ему рассмотреть жалобу ительменской общины, по существу.

Еще один удар судьбы настиг общину позже, когда она потеряла официальное право на рыбалку на реке Ковран. Т.к. сама река не богата лососем, то довольно долгое время она не привлекала внимание крупных рыбопромысловых компаний. Однако по мере роста цены на корюшку, бизнес стал присматриваться к реке и в 2003 году власти под нажимом со стороны рыболовецких компаний открыли Ковранскую реку для коммерческого промысла. После нескольких лет борьбы на коммерческих тендерах местная община потеряла право промышленного лова корюшки на реке, а тендер на речной участок, расположенный рядом с поселком Ковран, был выигран крупной коммерческой компанией. С тех пор как началась промышленная эксплуатация реки, запасы местной корюшки начали быстро уменьшаться. Ительмены же получили только лишь право рыбного промысла на морском побережье, вдали от своей деревни. Сегодня река фактически принадлежит крупному рыбному бизнесу. Община потеряла право коммерческого вылова рыбы и отныне может ловить только с целью обеспечения, так называемого “собственного/личного потребления” (вылов рыбы для питания).

Сегодня большинство мужского населения села Ковран не имеет официальной работы, т.к. коммерческие компании предпочитают нанимать не местное население. Среди местных жителей свирепствует алкоголизм, а уровень суицидов в Ковране в несколько раз выше, чем в среднем по России.

Новые поправки к федеральному закону о рыболовстве в 2008 г. лишили общины коренных народов права на свободный доступ к рыбопромысловым участкам и с этого времени для того, чтобы получить такие участки в пользование, общины коренных народов были вынуждены участвовать в коммерческих аукционах. С этих пор большое количество общин коренных народов по всему российскому Северу, Сибири и Дальнему Востоку потеряли свои традиционные рыболовные участки из-за данных изменений в законодательстве. Многие из традиционных общинных участков были внесены в промышленные реестры и через коммерческие аукционы были отданы в аренду третьим сторонам.

ТЕРРИТОРИИ ПРОЖИВАНИЯ

Ительменыi, проживающие в наиболее населенных и наиболее ассимилированных южных и центральных территориях Камчатского полуострова, сталкиваются с дополнительными трудностями в осуществлении своего права на рыболовство. В 2009 году новое постановление правительства Российской Федерации определило перечень территорий традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. В соответствии с данным постановлением только проживающие на таких территориях коренные народы обладают возможностью официально пользоваться правами на ведение традиционного образа жизни и природопользования. Некоторые территории, на которых проживают коренные малочисленные народы Севера не были включены в данный федеральный перечень, например, некоторые районы в Мурманской области, где проживает саамское население. Саами, которые проживают в районах, включенных в перечень,имеют право на традиционное рыболовство, те кто проживают в других муниципалитетах, такого права не имеют.

В соответствии с всероссийской переписью 2010 г. общая численность коренных народов Камчатки составила 14,368 человек (что составляет 4,5 процента от общего населения региона). Постановлением правительства РФ от 2009 г. вся территория Камчатки была включена в перечень территорий традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов, включая наиболее населенные южные территории полуострова.

Это стало большой победой движения коренных народов Камчатки, которое боролось для того, чтобы достичь этой цели в течение 20 лет, начиная со времен падения Советского Союза. Советская официальная традиция не рассматривала южные территории Камчатки, в качестве территорий проживания коренных народов, т.к. это были наиболее ассимилированные районы региона. Тем не менее, в настоящее время здесь проживают около трети всего коренного населения полуострова. Таким образом Постановление федерального правительства от 2009 года официально подтвердило право коренных народов на доступ к рыболовным ресурсам в этих южных районах.

Однако впоследствии, в результате давления крупных рыбопромышленников, власти Камчатки официально обратились в федеральное правительство с просьбой внести изменения в федеральный перечень и исключить из него южные территории Камчатки, аргументируя это тем, что Постановление 2009 г. может привести к конфликтам между коренными народами и «законными пользователями природных ресурсов» (подразумевая под таковыми коммерческие компании, выигравших рыбопромысловые участки через аукционы), которые являются “основными донорами регионального бюджета и экономики”. Еще одним аргументом региональных властей стало упоминание о том, что в южных районах Камчатки коренные народы составляют меньшинство населения (около 1 процента от общего населения). В письме также указывалось, что данные территории богаты углеводородами и важны для обеспечения энергетической безопасности государства, а включение их в перечень территорий, предназначенных для традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных народов, будет способствовать развитию сепаратистских тенденций.

На сегодня, тем не менее, властями не предпринимаются открытые попытки исключить южные территории из перечня, т.к. по всей видимости власти понимают, что вызовут этим массовые протесты коренного населения.ii Принятие решения было отложено до конца 2016 года, но общины коренных народов Камчатки обоснованно опасаются того, что оно может быть негативным, а учитывая, что в последнее время Российская Федерация приняла целый ряд законов, запрещающих массовые акции протеста, вполне вероятно, что протесты против такого решения будут запрещены.

Таким образом существующее сегодня законодательство в области самоуправления и доступа к землям и природным ресурсам не эффективно и не подкреплено действенной судебной системой. В дополнение к существующим ограничениям в этой сфере, в последние несколько лет, власти инициировали принятие целого ряда законов, ограничивающих права человека в целом.
Тем не менее, в случае если национальное законодательство сможет гарантировать коренным народам права на доступ к рыбным ресурсам, их общины могли бы эффективно встроиться в существующие бизнес цепочки в качестве первичных звеньев, обеспечивающих вылов водных биоресурсов. Если данные права будут гарантированы и защищены государством, общины смогли бы не только внести эффективный вклад в развитие рыбного бизнеса в регионах, но и последовательно обеспечивать собственное социальное и культурное развитие.


i Иное название – камчадалы.

ii По всей видимости для того, чтобы не возбуждать протестных настроений среди коренного населения, 
федеральными и региональными органами власти был согласован некий «ползучий» вариант вывода южных территорий Камчатки из-под действия федерального перечня территорий традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ. Очевидно с этой целью 1 октября 2015 г. было принято Постановление Правительства РФ от N 1049 "Об утверждении перечня малочисленных народов Севера и перечня районов проживания малочисленных народов Севера в целях установления социальной пенсии по старости", в котором в перечне районов проживания малочисленных народов Севера не были указаны южные районы Камчатки. В настоящее время на Камчатке пока еще нет прецедентов запрета на получение социальной пенсии представителям коренных народов, проживающих в южных районах. Однако в других регионах данная проблема возникла. Так, например, в феврале 2017 г. на одном из заседаний Совета Федерации Федерального Собрания РФ сенатор от Республики Коми Дмитрий Шатохин, поднял вопрос о проблеме невыплаты социальной пенсии по старости оленеводам - представителям коренных малочисленных народов Севера, проживающих на территории г. Воркуты, который также не вошел в перечень «районов проживания малочисленных народов Севера в целях установления социальной пенсии по старости» (http://bit.ly/2ksJtWN). Таким образом, очевидно, что в ближайшее время данная проблема возникнет и на Камчатке, что в будущем грозит дальнейшими ограничениями прав коренных народов, проживающих в южных районах Камчатки, вплоть до вывода их из-под действия федерального перечня «территорий традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности» и полного запрета на традиционное рыболовство.









Дмитрий Бережков,
Arctic Consult, Master student of the Arctic University of Norway (UiT) 



Фото: СИК "Тсханом"




Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 
Яндекс.Метрика