// ЦС КМНС - БЕЛЫЕ «ВОЛКИ»
ЦС КМНС / РИТЦ English version    На главную страницу Поиск по сайту (пока не работает)
 
ЦС КМНС / РИТЦ
<< < Февраль 2017 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27          

ЦС КМНС член Арктического Университета

    Фонд "Батани"
batani
Абориген Экспо Тур
aborigen expo

Арктический Совет
arctic-council logo
Секретариат КН в АС
IPS logo

IWGIA
iwgia

Всемирная конференция
коренных народов 2014
w conf ip












 

 

БЕЛЫЕ «ВОЛКИ»

Геноцид нивхов по-сахалински
 
На празднике
Белые «волки», не удивляйтесь, – это воспетые в песнях птицы-лебеди. Так лебедей называют охотники на севере острова за их жестокий эгоизм и беспощадность к другим видам птиц. Где поселились лебеди, которым среди птиц нет равных по силе, нет места другой птичьей живности. В этих окрестностях всё, что не успело скрыться, ими нещадно истреблялось. К несчастью и среди нас, людей, становится обыденным появление «волков», не сказочных серых, а белых, наделённых, в отличие от основной массы людей, силой власти.
 
Не так давно к нам во фракцию коммунистов городской Думы обратился один из жителей села Некрасовки Охинского района, член (к сожалению, бывшего) национального рыболовецкого колхоза (НРК) «Красная заря» с невероятным рассказом о беспределе, который там происходит.
Обращение в Южно-Сахалинскую городскую Думу вроде бы и не по адресу, но человек пришёл от безысходности и отчаяния. Естественно, давать от ворот поворот ему не стали. Знаем, например, что к областным депутатам можно попасть только по специальным пропускам, через полицейских, сидящих на вахте. Для нас же разрешать возникшие у труженика неурядицы, приди он хоть с севера, хоть с юга, хоть из любой другой части острова – и долг, и обязанность.
 
А поведал Виталий Павлович Черемисин (так зовут нашего гостя) историю, которая должна заинтересовать не столько депутатов, сколько правоохранительные органы, если, конечно, эти органы возбуждают дела по фактам совершенных преступлений, а не отказывают за деньги, полученные от не заинтересованных в этом лиц.
Беды национального колхоза
 
Национальный рыболовецкий колхоз «Красная заря» – один из двух национальных рыболовецких колхозов, которые стараниями советской власти объединили в 50-е годы прошлого века мелкие нивхские рыболовецкие хозяйства, имел существенные государственные льготы, как национальный колхоз. И серьёзный потенциал для развития за счёт квот на добычу различного вида водных биологических ресурсов (ВБР).
 
Однако в 90-е, а потом и в нулевые годы, не заладились дела у колхозников. Председателей колхоза меняли, как перчатки, а толку-то... Село Некрасовка хирело, колхоз приходил в упадок. Вот и по предпоследнему председателю колхоза,Игорю Розовенко, в 2008 году встал вопрос о снятии с должности в связи с действиями не в интересах колхоза.
 
Собрание состоялось в июне 2008 года. Кроме членов колхоза, на нём присутствовали руководители муниципального образования «Округ Охинский», а также заместитель губернатора, курирующий рыбную отрасль, Сергей Карепкин.Возможно, в действиях председателя и не было такой уж большой вины в бедах колхоза, но так у нас принято: находить крайнего и вешать на него, как говорят, «всех собак». Поэтому за его освобождение от должности проголосовали все 18 членов колхоза, то есть, единогласно.
 
За нового председателя, Алексея Павленко, предварительно приняв его в члены колхоза, проголосовали 16 человек при двух воздержавшихся. До избрания, не будучи членом колхоза, он занимал должность заместителя председателя. Давая согласие на председательство, новый член колхоза и теперь уже его председатель заверил коллектив, что наведёт порядок на промысловых участках, организует переработку рыбы непосредственно в селе Некрасовка и восстановит промысловый флот.
 
Избрание нового председателя поддержали и заместитель губернатора, и тогдашний руководитель Охинского городского округа господин Пакулин.
 
Вот так и живем

Ломать – не строить
 
С приходом новоиспечённого руководителя колхоза начался процесс сокращения его членов. Отдельных колхозников стали грубо принуждать к выходу из его состава, другим создавать невыносимые условия дальнейшего членства, не предоставлять ежегодные отпуска, если в заявлении не будет указанос последующим увольнением.
 
Ежегодные, да и любые другие собрания колхозников проводить прекратили.
 
Одновременно объём квот, выделяемых колхозу, увеличился до 5 тысяч тонн. Рыболовные участки, которые ранее выделялись для традиционной хозяйственной деятельности (ТХД) нивхам, преобразовывались в рыбопромысловые участки (РПУ) с дальнейшей их продажей на аукционахПочему-то выигрывали эти аукционы только предприятия А. Павленко, не имевшие отношения к колхозу.
 
Во время летней путины переработка рыбы из Некрасовки перекочевала в Оху на собственные обрабатывающие мощности председателя колхоза. В самом селе технологическое оборудование было демонтировано и отправлено туда же, в Оху. Аналогичная участь постигла 140-тонный холодильник и здание рыбцеха. На месте снесённых колхозных механических мастерских и гаража появился неизвестно кому принадлежащий модуль из контейнеров для переработки рыбы в зимнее время.
 
Параллельно, втайне от колхозников, в 2010 году Алексей Павленко зарегистрировал новую редакцию Устава колхоза, утверждение которой является исключительной компетенцией общего собрания его членов. Предыдущая редакция, зарегистрированная в 2001 году, содержала неотъемлемую его часть – список всех членов колхоза с указанием размера пая в 1000 рублей и личной подписью колхозника. В утверждённой редакции информация о численности колхозников... отсутствовала.
 
Такая вот забота о народах Севера завершилась в 2012 году демонтажем символа колхозной жизни в центре села – административного здания или, проще говоря, колхозной конторы. На месте конторы – горы мусора, торчащая арматура, разбитая штукатурка.
 
Нет конторы – нет колхоза. И, действительно, в 2012 году колхоза уже не стало, хотя колхозники об этом знать не знали. А если не знали, тогда, как появился протокол общего собрания членов НРК «Красная заря» № 1 от 18.11.2011 года? Согласно ему, на собрании присутствовали, включая председателя колхоза, ещё... аж три человека, которые и приняли решение о реорганизации колхоза в ООО, избрании его директора и т. п.
 
Скорее всего, зная, что все колхозники не поддержат преобразование хозяйства в общество с ограниченной ответственностью, их просто не стали оповещать о его проведении. Да и вряд ли оно вообще было, это собрание. А протокол, возможно, состряпал сам председатель колхоза, вписав для приличия фамилии трёх своих приближенных членов колхоза.
 
Тем не менее, на основании именно этого протокола ИФНС № 4 в пос. Тымовское произвела регистрацию преобразования НРК «Красная заря» в ООО НРК «Красная заря», где НРК – это национальная рыбопромышленная корпорация. Согласно записи в ЕГРЮЛ от 17.10.2012 года, единственным участником ООО, возникшего из преобразованного коллективного хозяйства, был... Алексей Павленко! Вот так – ни больше, ни меньше, но Павленко стал хозяином национальной корпорации.
 
От успехов по развалу колхоза, при том что за это ему ничего не будет, у Павленко, как говорят в народе, «крышу снесло». Меняя паи членов коллективного хозяйства на долю в обществе с ограниченной ответственностью, он даже для приличия не стал вводить в участники общества кого-то ещё.
 
Только почти год спустя бывший председатель, видимо, чего-то испугавшись из-за абсурдности преобразования коллективного хозяйства в ООО с одним участником, 23.09.2013 года подал в налоговый орган новое заявление на регистрацию преобразования колхоза в ООО, добавив туда ещё трёх участников. Первоначально поданное заявление, потребовал считать «ошибочным». При этом в уставном капитале общества трём его участникам досталось аж по 3 % долей, а 91 % оставил Павленко себе.
 
Такая вот деятельность А. Павленко по ликвидации национального колхоза, разорению нивхского села Некрасовки – сродни действиям белых «волков» по отношению к своим соседям. Пока Некрасовка разорена условно, но при отсутствии производственной базы (напомню, уплыла в г. Оху), исчезновения социальной инфраструктуры и экономической основы существования села до фактической его ликвидации, как и колхоза, осталось максимум пять-десять лет.
 
Закон на службе… рейдеров?
 
О том, что колхоза больше нет, части жителей села Некрасовки публично, на сходе, состоявшемся 22 января 2013 года, объявил сам Павленко.Хотя до этого и ходили слухи, что якобы колхоза больше нет, его членам в это не очень-то верилось.Собрания ведь не было, а реорганизовать его без их единогласного решения никто не посмеет, наивно полагали они.
 
Однако ещё как посмели! И по факту колхоза больше нет. Повторю, появилось общество с ограниченной ответственностью. Правда, осталась одноимённая с колхозной аббревиатура в названии – НРК, но это уже не колхоз, акорпорация.
 
Нивхи, вместе с жителями Некрасовки других национальностей, решили побороться за колхоз и своё право на нормальную жизнь. Отправили в феврале 2013 года коллективное письмо сразу в четыре адреса: А. И. Бастрыкину, следственный комитет; Ю. Я. Чайке, Генеральная прокуратура; Д. А. Медведеву, правительство РФ и В. В. Путинупрезиденту РФ, в котором описали ситуацию и просили помощи. Наивные! Ответа дожидаются третий год.
 
Обращались колхозники и в Арбитражный суд. Требовали признать недействительными решения о реорганизации своего хозяйства и запись в госреестре о регистрации преобразования в общество с ограниченной ответственностью. Первая инстанция в удовлетворении заявленных требований отказала, вышестоящие суды оставили это решение в силе.
После рыбалки

Причина? По этой категории дел срок исковой давности в соответствии с законом о сельскохозяйственной кооперации истёк. Да, действительно, истёк. Но… Положения того же закона предусматривают, что решения общего собрания членов кооператива, принятые без необходимого для принятия решения большинства голосов, не имеют силы независимо от обжалования их в судебном порядке. Решение по реорганизации колхоза должно быть принято единогласно всеми его членами.
 
Казалось бы, если решение не имеет силы, то изначально не должны иметь силы и все действия, произведённые на основании этого решения. Так-то оно так, но в любом случае решение, не имеющее силы, будет иметь такое значение для любых органов и организаций, если это обстоятельство будет установлено судом. А суд действовал, исходя из презумпции добросовестности ответчика, предоставлен протокол – значит, было и собрание!
 
Сколько всего членов колхоза и сколько из них присутствовало на собрании, не его, суда, дело, тем более что срок исковой давности истёк. Хотя для объективного и всестороннего исследования всех обстоятельств дела, он мог запросить такие данные у ответчика, ведь не зря же почему-то иск поддерживало более двадцати членов колхоза.
 
Аргумент о не имеющем силы решении собрания, представитель НРК «Красная заря» привёл в суде апелляционной инстанции. Апелляционный суд отметил, что, поскольку установление наличия либо отсутствия правовой силы таких собраний не отменяет правил об исковой давности по непосредственно заявленным требованиям, указанный аргумент отклоняется.
 
Но если решение изначально по закону не имеет силы, то есть, не порождает правовых последствий, то какая исковая давность может быть? Но, суд всегда прав…  
Этот финал – заказ власти?
 
Избрание председателем колхоза Алексея Павленко, при том что и членом колхоза он был избран одновременно, свидетельствует, что у колхозников действительно было безвыходное положение. Хитромудрая власть не могла этого не знать и очень хотела его избрания, так как колхоз с его квотами на добычу мог выпорхнуть из-под её влияния. На момент отстранения от должности Игоря Розовенко у колхоза практически не было долгов. Тогдашний его председатель получил дешевые кредиты у хабаровских бизнесменов, рассчитался с долгами по зарплате и налогам, короче, восстановил платёжеспособность.
 
Естественно, ни охинскому мэру, ни областным чиновникам это не очень-то понравилось. Колхоз стали проверять правоохранители на предмет чистоты сделок по кредитам, искать в них подвох, двойное дно, а, возможно, и состав преступления, но тщетно. Поэтому исподволь чиновники и подвели членов колхоза к решению об отстранении руководством колхоза Розовенко. Ибо понимали, что среди них мало кто захочет взвалить на себя бремя председателя в период разрухи, т. е. были уверены, что альтернативы Алексею Павленко нет.
 
Знающие люди говорят, что особыми талантами Алексей Павленко не блистал, но вот с Александром Хорошавинымприятельствовал, когда тот был ещё мэром Охинского района. Объединял это приятельство взаимный бизнес-интерес. Ведь все поставки для промышленных нужд, городского и сельского хозяйства, властью мэра должны были осуществляться через компании ему, Павленко, принадлежащие. Понятное дело – не бескорыстно.
 
Со слов жителей г. Охи, будучи не промах, сам мэр обложил весь, пусть даже немного успешный, бизнес своей данью. «Вы посмотрите, – якобы откровенничал мэр, – как живут и что делают московские чиновники от власти. Чем я хуже?».
 
Но вот нивхи из «Красной зари» были не очень-то договороспособными, почти не платили.
 
Были ли у Павленко равноценные по статусу альтернативы, то есть такие же не члены колхоза? Конечно же, были.
Но Сергей Карепкин, со слов некрасовцев, всех строго предупредил, что работать у них не получится. Что имелось в виду? Можно допустить элементарный негласный запрет на выдачу разрешений на промысел. Чем это чревато, многие сахалинцы знают без лишних разъяснений.
 
Таким образом, власть, возможно, не просто предвидела финал работы избранного председателя, а, наверное, желала, чтобы всё так и произошло – вместо колхоза появилось общество с ограниченной ответственностью с минимальным составом участников.
 
На описанном выше фоне иначе, как лицемерием, нельзя назвать показную озабоченность депутатов областной Думы, которая в феврале этого года рассмотрела поправки в региональный закон о гарантиях защиты интересов малых народов Севера Сахалина. Данные поправки, по их мнению, дополняют и расширяют понятие «государственной поддержки» по отношению к малочисленному коренному народу, направленной на создание условий для социально-экономического их развития.
 
Знаете, слушая бывшего колхозника из с. Некрасовки, который поведал о творящемся с нивхами беспределе (не без ведома областных властей!), с трудом сдерживал смех сквозь слезы от этой «государственной поддержки».
 
Если же заглянуть в недалёкое прошлое, то увидим и программы, и деньги под программы для этих народов. Областным законом № 8 от 1 февраля 2007 года на экономическое развитие в период 2007 – 2011 годы выделялось более 85,5 миллиона рублей, с 2009 года Минрегионразвития РФ выделило области аж 25 миллионов субсидий на развитие опять-таки коренных народов. Целевая областная программа по устойчивому развитию этих народов на 2012 – 2016 годы, государственная программа области по совершенствованию системы госуправления областью на 2012 – 2020 годыпредусматривают развитие и модернизацию традиционной хозяйственной деятельности. Ещё почти 205 миллионов рублей – на подпрограмму устойчивого развития этих народов на 2014 – 2020 годы и многое другое для коренных народов Севера.
 
Дошли ли до нивхов, орочей, эвенков и других малочисленных коренных народов Севера области – на фоне в почти 150-миллиардного размера областного бюджета – эти выделяемые крохи, не знаю. Но то, что все данные целевые и просто программы – сплошная профанация, о которой эти народы знать не знают – это факт. Как и то, что национальный рыболовецкий колхоз, большинство из членов которого были представители тех самых малочисленных коренных народов,подвергся рейдерскому захвату, организованному не без участия, пусть и опосредованно, государственных чиновников, – печальный факт.
Вместо эпилога
 
Коренные жители Севера нашей области, или национальные меньшинства, подвержены такой серьёзной болезни, кактуберкулёз. Эта болезнь социальная, так как причины её появления начинаются от необустроенности бытовых условий жизни и заканчиваются ненормальным питанием. В селе Некрасовка большинство жилья аварийноерыбы лососёвых пород на душу нивха разрешено поймать в количестве около 100 штук, при царе-батюшке, заметьте, разрешалось 400 штук.
 
Создание советской властью национальных колхозов ставило своей целью обеспечить нормальные условия жизни для этих народов. То есть, государство предоставило им участки для занятия традиционной хозяйственной деятельностью, обеспечило социальную инфраструктуру, которая поддерживалась колхозом, предоставило медицинское обслуживание и образование для детей. Всё перечисленное, заметим, существовало только благодаря колхозу. В настоящее время ничего этого уже практически нет и, наверное, не будет.
 
Поэтому из истории, рассказанной жителем Некрасовки, напрашиваются невесёлые выводы. Во-первых, областной закон о государственной поддержке малочисленных коренных народов Севера острова, постановления правительства области и всевозможные целевые программы на эту тему – формальны. И потому – бесполезны. Предусматриваемое финансирование мизерное. А всё вместе не содержит элементарных механизмов защиты этих народов от преступных посягательств на уклад их жизни со стороны любых третьих лиц.
 
Во-вторых, существующая в области правоохранительная система бездействует в случаях, когда лица, типа Павленко, знают, что за действия по разорению национального хозяйства им ничего не будет. Итог: безнаказанное лишение национального колхоза имущества и фактическая его ликвидация. В результате костяк колхоза, его доверчивое, как дети, коренное население – разоряется, обрекаемое шустрыми деятелями (прохиндеями от власти), на нищенское существование и преждевременную смерть. Увы, совсем, как в известной классической литературе про кровожадный бизнес дикого Запада...
 
И, в-третьих. Областная, районная власть подчас совершенно безразлична к проблемам северного народа. Им чужд его стойбищный менталитет, при том что, возможно, рулевые полагаются на т. н. цивилизованный бизнес, который им ближе и понятен. Ибо делится своим доходом с отдельными её представителями.
 
И, несмотря на всё это, считаю: для области должно быть делом чести – возвращение к жизни национального рыболовецкого колхоза «Красная заря», а с его фантомом, национальной рыбопромышленной корпорацией, необходимо разобраться по закону и по совести правоохранителям.
 
Прошу считать изложенные в этой статье факты, содержащие признаки рейдерства в отношении национального колхоза «Красная заря», официальным обращением в Генпрокуратуру и Следственный Комитет РФ. Надеюсь, в рамках действующего законодательства, по ним будут проведены проверки в отношении конкретных лиц, а не в отношении неопределённого круга лиц, как это последние годы стали практиковать сахалинские правоохранительные органы.
 
И тогда дела дойдут до объективного суда. Иначе обречём нивхов на верную гибель. Мы этого хотим?!
 
Евгений ПЛОТНИКОВ,
заместитель председателя Южно-Сахалинской городской Думы, руководитель  фракции КПРФ, 
г. Южно-Сахалинск.

Фото Анатолия СТРАХОВА

Источник: Аргументы недели





Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 
Яндекс.Метрика