// ЦС КМНС - За что наказывают нивхов?
ЦС КМНС / РИТЦ English version    На главную страницу Поиск по сайту (пока не работает)
 
ЦС КМНС / РИТЦ
<< < Сентябрь 2017 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

ЦС КМНС член Арктического Университета

    Фонд "Батани"
batani
Абориген Экспо Тур
aborigen expo

Арктический Совет
arctic-council logo
Секретариат КН в АС
IPS logo

IWGIA
iwgia














 

 

За что наказывают нивхов?

Инспекторами СКТУ и рыбоохраны Охинского района за время летней путины 2014 года было составлено более 150 протоколов на нивхов за то, что они традиционно ловили рыбу. Нивхов наказывали за то, что они якобы нарушали правила рыболовства, ловили рыбу закидными неводами (традиционное орудие лова), сети были не той длины, более 30 м, ячея была больше зафиксированной в правилах рыболовства более 30мм, машины стояли ближе, чем положено по тем же правилам и т. д и т. п. Все эти претензии высказывались в устной форме. В протоколах, составленных инспекторами зафиксировано что вылов рыбы проводился именно для обеспечения традиционного образа жизни коренных малочисленных народов Севера, и тем не менее, штрафы были наложены.

Причины, по которым наказывали нивхов были надуманными. Например, инспекторы СКТУ С. Заблоцкий и С. Байкалов у рыбаков якобы нашли нерку, рыбу, практически не встречающуюся на Сахалине. Эта нерка была какого-то нестандартного вида, мелкая до 20 см. длиной и характером окраса, также несвойственный для этого вида рыбы. Сами рыбаки говорят о том, что это был голец, но инспекторы СКТУ уверяли, что это именно нерка – рыба, запретная для вылова по традиционному рыболовству. Власть!

Также рыбаков наказали за то, что рыбаки ловили корюшку закидным неводом группой лиц, что правилами рыболовства для осуществления традиционного рыболовства не запрещено. Те же инспекторы заявили, что корюшки в перечне разрешенной к вылову рыбы нет, а значит нивхи – браконьеры и нарушили правила рыболовства. Наверно, инспекторы просто не знали, что согласно постановления Правительства Сахалинской области № 686, а также Правил рыболовства для Дальневосточного бассейна, коренные малочисленные народы могут ловить закидным неводом и корюшку (приложение № 1 к постановлению №686)? Или это была сознательная дезинформация нивхов, так сказать психологическое давление? Ведь нивхам чиновники Росрыболовства, СКТУ и рыбоохраны постоянно вдалбливают в головы, что они – самые главные браконьеры, что они не имеют права ловить рыбу на их исконных рыбопромысловых участках, т.к. эти участки принадлежат другим рыбопромышленникам, что они должны ловить рыбу только на свободных рыбопромысловых участках, которые находятся в отдаленных и труднодоступных местах.

Далее возникает вопрос, почему наказывают нивхов за то, что машины и мотоциклы, на которых они выезжают на рыбалку стоят ближе положенных 500 м? Почему за тоже нарушение не наказывают многочисленных отдыхающих на берегу? В День рыбака на берегу в с. Некрасовка наблюдается огромное скопление машин, свободного места не видно. Ведь с. Некрасовка – это одно из самых популярных мест отдыха охинцев и некрасовцев. А может на берегу с. Некрасовка есть организованная стоянка машин? Или рыбаки должны тяжелые неводы, лодки и моторы тащить на себе до места рыбалки? Почему такая предвзятость к нивхам?

Еще один пример из жизни нивхов. В январе 2013 года возник конфликт между рыбаками – аборигенами и предпринимателем А. Павленко, когда последний с помощью инспекторов СКТУ и ЧОПовцев выгонял местных рыбаков с участка, который ему даже не принадлежал. Инспекторы СКТУ и рыбоохрана так рьяно защищали интересы А. Павленко, что не заметили, что участок, на котором сам Павленко ставил фитиля на участке ему не принадлежащем. Тем самым А. Павленко нарушил Правила рыболовства. Но рыбоохрана и СКТУ предпочли не заметить данный факт, зато поспешили обвинить нивхов в том, что они нарушили правила рыболовства. За то, что они ловили рыбу на участке, который предназначен именно для традиционного рыболовства!

Еще один факт традиционного рыболовства, который не имеет логического объяснения. Во – первых, требование новым начальником СКТУ С. Заблоцким вести пром. журнал коренными малочисленными народами и сдавать отчетность, как будто нивхи ловят рыбу в промышленных объемах. Или они должны отчитываться за те несчастные 100 кг, которые им определены постановлением №686 Правительства Сахалинской области? Еще один момент, который, на мой взгляд, является не логичным. Тем же постановлением Правительства Сахалинской области и 309 приказом СКТУ определены лимиты рыбы, которые КМНС могут выловить за год. И тут же проводят совершенно не понятную заявочную кампанию, в которой все представители КМНС пишут заявки на лимиты рыбы на год по своим потребностям. Эта заявочная кампания проводится уже не первый год и цели не понятны. Каких – либо внятных объяснений люди так и не получили. С одной стороны каждому коренному есть квоты на вылов рыбы, с другой стороны, тем же коренным, как каким – то рыбопромышленникам, надо писать ежегодно заявки на квоты. При этом количество запрашиваемой рыбы коренными не учитывается, т.е. остается на уровне, определенном Правительством Сахалинской области. Так для чего же проводится эта заявочная кампания?

Так за что же наказывают нивхов Сахалине?

За то, что они хотят жить обычаями и традициями своих предков, ловить рыбу, обеспечивать себя продуктами питания, воспитывать своих детей рыбалкой? За то, что они пытаются выжить в современном мире, где им не нашлось места? За что?! Почему власти Сахалинской области не хотят признавать, что в селах для коренных нет постоянной работы, что население рыбачит, чтобы прокормить своих детей? Что отсутствие работы – это самая больная проблема в местах традиционного проживания? 7 человек официально зарегистрированных безработных в с. Некрасовка – это не объективный показатель неблагополучия в селе. Из всего взрослого населения с. Некрасовка наберется человек 100 постоянно работающих в школе, котельной и у частников. Еще человек 40 работают на рыбалке на временной основе. На рыбообработке у частника работают в основном дети с 14 лет за мизерную зарплату в период летней путины в 4 – 10 тыс. руб. за весь сезон. На такую мизерную зарплату взрослые не хотят идти. Считают, что рыбалкой заработают больше. Но опять же, запрет торговать рыбой на Охинском рынке и приемка рыбы – сырца сомнительными дельцами тоже не дает нормальных доходов для семей. Закупочная цена рыбы у населения купцами составляет 20 – 25 руб./кг. На рынке стоимость 1 кг свежей рыбы составляет 100 – 150 руб. Есть разница? С чем связан запрет продажи рыбы коренными малочисленными на местном рынке? Объяснений нет, но может быть вся эта игра связана с тем, чтобы уничтожить КМНС как конкурентов на рыбном рынке? Опять же, коренные не смогут составить конкуренцию рыбопромышленникам. Зато от того, что они будут продавать свежую рыбу на рынке выиграют все. Население будет в течение всего года обеспечено рыбой и коренные смогут обеспечить себя хоть каким – то доходом. Что плохого в том, что коренные улучшат свое финансовое положение за счет реализации рыбы? Или власти не хотят, чтобы нивхи жили чуть лучше, сами обеспечивали себя работой, т.к. другой постоянной работы нет?

С точки зрения всех этих контролирующих органов, нивхи – это то браконьерское зло, которое надо искоренять. Ведь они по своим традициям хотят ловить рыбу круглый год, продавать ее (согласно распоряжения Правительства РФ №631 – р «Перечня традиционных видов хозяйственной деятельности КМНСС и ДВ») и иметь хоть какой – то доход для обеспечения традиционного образа жизни, продуктами питания и одеждой, покупать рыболовные снасти. А это на взгляд чиновников нарушение Правил рыболовства. У них вызывает протест и негодование то, что коренные хотят ловить горбушу и кету более 100 кг, которые им разрешили ловить Правительство Сахалинской области и ФАР Росрыболовство Сахалинской области. Ведь нивхам даже разрешили ловить 50 кг бычков и 10 кг красноперки в год – рыбы не столь значимой для коренных. Чего коренным малочисленным народам Севера еще надо?! Чиновники Росрыболовства и Правительства Сахалинской области почему – то решили, что квоты рыбы для КМНС «для личных нужд» - это рыба, вылавливаемая только для еды. А значит, коренные не могут, не имеют права ее продавать. Совершенно не берется во внимание тот факт, что в местах традиционного проживания нет постоянной работы, что пенсионеры – это самые богатые люди в селах, потому что у них есть стабильный доход – их пенсии, что в распоряжении Правительства РФ №631 – р «Перечень традиционных видов деятельности КМНСС и ДВ» есть пункт закрепляющий право коренных на вылов и реализацию водно – биологических ресурсов, т.е. рыбы. А кто определил, что квоты «для личного потребления КМНС» - это квоты рыбы только для еды? Какой – то умный дядя из НИИ питания РАМН еще в советские времена определил, что коренным малочисленным народам Севера Сахалинской области достаточно будет 28 штук кеты и 23 штук горбуши в год и Правительство Сахалинской области по инерции, даже не изучая проблему так и закрепило эти унизительные квоты соответствующим документом! Выходит, что сахалинские чиновники, которые распределяют квоты ВБР даже не знают истории коренных малочисленных народов Севера в Сахалинской области, их потребность в рыбе, в видах рыбы, необходимой для коренных? Ведь это они, в первую очередь, должны знать исторические корни потребности коренных в рыбе – основе жизни КМНС. Уже в XIX веке русские власти говорили о том, что если горбуши и кеты будет меньше 400 штук на 1 человека в год, то можно говорить о голоде местного населения и необходимо их обеспечивать рыбой. В наше время, чиновники Правительства Сахалинской области и Росрыболовства считают достаточным 23 горбуши и 28 штук кеты в год, ну еще им постановлением Правительства Сахалинской области можно выловить 1,5 мешка наваги. Им коренным, этого достаточно!


Источник: 
http://mikhailova-kat.livejournal.com/3506.html


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 
Яндекс.Метрика